Вендоры, которые могли бы получить мощные преференции на российском рынке, таковых не получат. В результате все опять оказались в равных условиях, поэтому российский ИТ-рынок в своей «железной» составляющей, судя по всему, станет более похожим на досанкционный. Количественные изменения, конечно, будут — станут выше цены на товары, заметно возрастут сроки поставок, и игрокам канала придется проводить дополнительные работы для минимизации ряда рисков нового типа — но об этом поговорим ниже.

Что изменилось

Российский ИТ-рынок мог прекрасно существовать и под западными санкциями любой жесткости при наличии в привычном канале тяжелого телекома от Huawei, спектра вычислительной техники от Lenovo — от нетбуков до суперкомпьютеров! — гаджетов и ноутбуков от Xiaomi и др. Предполагали, что так оно и будет, даже высказывали опасения, что практическая монополизация ряда сегментов локального рынка компаниями из Поднебесной несет в себе риски непозволительной технологической зависимости. Однако данные опасения оказались напрасны, а теории о перераспределении рынка в пользу китайских вендоров — неверны.

Когда российский рынок последовательно покинули американские, европейские, тайваньские и некоторые корейские компании, это было предсказуемо, но теперь пришел черед крупных китайских, а это оказалось внезапным. Относительно недавно мы предполагали, что предсказуемый еще в феврале уход американских и тайваньских компаний приведет к тому, что их рыночные доли в РФ будут достаточно быстро замещены ключевыми китайскими игроками. Но фактически сейчас без громких официальных заявлений свою деятельность на локальном рынке РФ изменяют — пока минимизируя поставки — ключевые китайские гранды: Lenovo, Xiaomi и другие, как сообщает Forbes со ссылкой на Wall Street Journal.

Что послужило причиной холодного отношения к российскому рынку со стороны китайских товарищей, сейчас сказать сложно. Возможно, происходящее — косвенный результат все тех же западных санкций, когда поставщики компонент и держатели патентов запрещают использование своих элементов в продукции, поставляемой на российский рынок. Возможно, китайские компании без оптимизма смотрят на перспективы российского рынка, поэтому считают для себя не очень выгодным работу в условиях, когда у заказчиков денег будет все меньше, а накладные расходы (в силу ряда объективных причин, например, географической распределенности партнеров и заказчиков) останутся значительными. Но для российского канала причины не очень важны, работать придется со следствиями и с их влиянием на рельеф национального ИТ.

Равные условия вендоров — благо для канала

Отсутствие необходимости крена в сторону китайских вендоров для игроков локального рынка, безусловно, является благом. Теперь поставки в страну любого оборудования — что НР или Dell, что Huawei или Lenovo — придется реализовывать по новым схемам, предусматривающим выстраивание и динамическую поддержку логистических цепочек, позволяющих обходить санкционные ограничения в данный исторический момент.

Разумеется, по сравнению с ранее существовавшими схемами поставок новые цепочки окажутся существенно более сложными и многосоставными, а потому более дорогими, узкими и менее стабильными. К нестабильности будут приводить вынужденная сложность новых схем, а также действия государственных структур и бизнеса, которые совсем не заинтересованы в работе механизмов, позволяющих обходить санкции. Вполне возможно, вендоры не будут заинтересованы в поддержке альтернативных каналов, особенно после ситуаций, аналогичных прецеденту с ООО «Делл» и интегратором «Талмер».

Поставки от вендора до границ придется пересматривать и перестраивать, но внутри рублевой зоны будут действовать каналы, ранее отстроенные и прекрасно себя зарекомендовавшие. Это хорошо. Например, можно по-прежнему использовать техническую экспертизу, которую многие годы «затачивали» на работу с продукцией того или иного глобального вендора, появляется возможность не расширять «видовое разнообразие» техники на стороне заказчика, что благотворно повлияет на стоимость администрирования, обслуживания и т. д.

Дефицит на российском рынке проявляется все чаще, причем в разных масштабах. Например, «Почта России» не смогла найти поставщиков комплектующих для автоматизированных рабочих мест. Соответствующий тендер был объявлен еще в декабре и предусматривал поставки модулей оперативной памяти в количестве 121,1 тыс. штук и твердотельных накопителей на сумму 486,8 млн руб. Однако в итоге этой весной победитель тендера отказался заключать договор на поставку, причем так же поступила и компания, занявшая второе место.

Вместо заключения

Предварительные оценки изменений на ИТ-рынке в новой реальности — которая, как легко видеть, в очередной раз существенно обновлена — пока делать сложно. Однако русский Forbes предполагает, что в результате стоимость импортируемой электроники вырастут — в зависимости от класса товаров от 15% до 40%. Это существенное удорожание, но рост цен — не самая серьезная проблема.

Более серьезными для рынка будет, во-первых, более медленная работа новых каналов импорта в сравнении с некогда привычными, что потенциально способно создавать проблемы так технического, так и финансового плана. Во-вторых, новые каналы вряд ли будут стабильными, некоторые из них будут перекрывать — тогда придется разрабатывать новые. В-третьих, вряд ли они окажутся достаточно широкими, чтобы обеспечить потребности российского рынка, и дефицит может оказаться достаточно жестким (см. врезку). В-четвертых, несмотря на постановление правительства, легализующего параллельный импорт, далеко не все можно будет ввозить таким способом. Напомним, что современное оборудование в большинстве случаев работает при взаимодействии с вендорскими «облаками» и другими интернет-ресурсами, доступность которых в современных условиях проблематична.

Источник: Александр Маляревский, внештатный обозреватель IT Channel News

Версия для печати (без изображений)   Все новости