Сложные времена становятся катализаторами перемен, причем выскокотехнологичных и трендовых, что хорошо видно на примере развития российских операторов сотовой связи. Компании оказались в сложном положении из-за ухода грандов рынка и санкционного давления, однако операторы жестко привязаны к локациям, поэтому «по месту» активно ищут схемы для дальнейшего интенсивного развития. Рассмотрим некоторые наиболее трендовые моменты.

Шеринг ресурсов — восходящий тренд

Инициатором этого тренда стало государство: Минцифры разработало законопроект о совместном использовании базовых станций операторами связи. С одной стороны, согласно закону, операторы должны обеспечивать покрытие даже в районах с низкой плотностью абонентов — в отдаленных небольших населенных пунктах, вдоль трасс и т. д. Очевидно, что создание базовой станции в селе с несколькими сотнями жителей, требующее прокладки коммуникационных каналов для подключения данной БС, никогда не окупится. Сказанное справедливо для ряда других ситуаций — обеспечения покрытия для автотрасс с низким трафиком, туристических маршрутов в удаленных местах (см. врезку) и т. д.

Более того, при обостряющемся дефиците БС из-за санкций такое развитие в отдаленных регионах создаст проблемы для сотовых сетей в мегаполисах. И не только для развития, но и для предоставления абонентам сервиса на имеющемся современном уровне. Что делать? Шерить инфраструктуру.

Согласно принимаемым законам, в отдаленных регионах компаниям будет позволено использовать базовую станцию «корневого оператора» для совместного предоставления услуг сотовой связи. Идея хороша и своевременна, она позволит соблюсти требования закона, а также резко снизить затраты на обеспечение покрытия в отдаленных районах. По сути, при наличии инфраструктуры одной компании с федеральным охватом три другие могут предоставлять услуги как «виртуальные операторы», хотя для абонентов это будет совершенно прозрачно. Конечно, придется решить ряд технических вопросов — изменения коснутся аппаратных и программных компонент БС, а также биллинговых систем и прочих компонент софта, обеспечивающего функционирование сотовых сетей. Задачи сложные — например, не совсем понятно, как апгрейдить софт для БС и лицензировать его, когда поставщики прекратили работу в стране — но это все же разумней, чем вкладывать огромные средства в развитие инфраструктуры, которое будет заведомо экономически неэффективным.

Байкальское туристическое направление становится очень популярным — озеро ежегодно посещают более 1 млн человек. Масштабная модернизация сети в туристических районах у озера, проведенная «МегаФоном», позволила увеличить вдвое скорость мобильного интернет-доступа, по заявлению оператора. Однако годовой трафик только одной столичной локации — ВДНХ, где тот же «МегаФон» увеличить пиковую скорость мобильного доступа на 60% до 1,4 Гбит/с, что сопоставимо со скоростью в сети 5G — составляет более 30 млн человек.

Уже были проведены технические тесты по совместному использованию инфраструктуры и радиочастот одновременно четырьмя операторами. Опыт объединения четырех сотовых сетей одновременно — а пилотные проекты были протестированы в Барнауле, Вологде, Челябинске и Волгограде — уникальный проект даже в мировом масштабе, как отметили в Минцифры.

Открытые стандарты актуальны и выгодны

Инфраструктурное оборудование для создания сетей сотовой связи остается проприетарным, что приводит к высокой стоимости как отдельных компонент, так и создаваемых на их основе решений, которые также получают достаточно высокую стоимость владения, а в условиях санкционного давления — еще и высокие риски. Уже несколько лет идет активная работа по созданию и развитию радикально нового подхода, получившего название Open RAN. Подход подразумевает разделение аппаратного и программного обеспечения для компонент инфраструктуры сотовых сетей и созданию открытых интерфейсов между ними.

Open RAN обеспечивает гибкость решений, как и всякое применение программно-определяемых систем, а также радикально снижает стоимость оборудования, так как обеспечивает вендоронезависимость для «железной» составляющей. Настоящий бум в развитии технологий Open RAN идет с 2020 года, возглавляют его, как ни странно, ключевые вендоры, причем как телеком-индустрии (Vodafone, Nokia, Ericsson и другие), так и digital (Hewlett Packard Enterprise, IBM, Intel и пр.). Наличие в списке компаний Linux Foundation подразумевает использование концепции Open Source. Дальнейшее развитие Open RAN подразумевает активное внедрение решений виртуализации, данный внутренний тренд получил название vRAN.

Российские компании тоже работают в области Open RAN/vRAN. Например, недавно ассоциация «Открытые сетевые технологии» сообщила об успешном завершении первого этапа лабораторного тестирования БС, работающей под управлением разработанного в Сколтехе ПО с поддержкой Open RAN. В цикле испытаний, которые проходили в Федеральном центре исследований и разработок сетевых решений «МегаФона» (Санкт-Петербурге), приняли участие несколько операторов связи. Активная разработка базовых станций с поддержкой Open RAN — следующий этап совместного тестирования запланирован до конца текущего года — позволяет надеяться на выход российских компаний в лидеры данного направления развития.

«С программным обеспечением, созданным на основе стандартов OpenRAN, можно быстро собрать и запустить полнофункциональную базовую станцию 5G», — говорит Дмитрий Лаконцев, руководитель Центра компетенций НТИ по технологиям беспроводной связи и «интернета вещей» на базе Сколтеха.

Диверсификация — необходимость момента

Операторы сотовой связи давно и активно развивали сопутствующие направления бизнеса, используя свои ресурсы как для создания инфраструктуры, так и для построения решений на новых платформах. Сейчас данный тренд актуализирован — компании поставляют как «чистый телеком», так и дополнительные решения на его основе, причем в достаточно широком спектре.

Например, МТС развернула для «Кубаньводкомплекс» техническое решение «Цифровой водоканал», созданное на базе сети NB-IoT и позволяющее выявлять несанкционированное подключение к сетям водоснабжения, бесконтрольное потребление воды пользователями и т. д. Очевидно, что решение обеспечит учет & контроль, а также упростит борьбу с утечками, хищениями и пр.

«Подобные сервисы доступны для ресурсоснабжающих компаний в любой области, — отметил Антон Салов, руководитель стратегии IoT в МТС. — Очень важно при этом, что расчеты с потребителями также становятся максимально прозрачными и понятными для всех сторон».

Другой пример — проект «МегаФона» по цифровизации уличного освещений в Нефтегорске. Интеграция управления освещением с Автоматизированной системой коммерческого учёта электроэнергии (АСКУЭ), внедрение дополнительных датчиков и сенсоров, гибкие программируемые критерии для настройки время работы системы освещения, замена ламп на энергосберегающие и прочие технические решения в комплексе дали выразительный результат. Сокращение расходов на оплату электроэнергии составило до 80%, а эксплуатационных расходов до 45%, рассказал Максим Токаренко, директор Самарского отделения «МегаФона», также упомянув социальную значимость проекта: снижение аварийности на дорогах города и даже уровня преступности.

Вместо заключения

Рассмотренные примеры показывают, как операторы реагируют на новую экономическую ситуацию. Компании активно внедряют новые технологии, инвестируют в R&D и разворачивают решения для нужд государственных, муниципальных и региональных заказчиков. Для последних тоже важны управляемость систем, снижение расходов, учет & контроль, а также оптимизация прочих параметров, хорошо знакомых по компаниям традиционного бизнеса.

Источник: Александр Маляревский, внештатный обозреватель IT Channel News

Версия для печати (без изображений)   Все новости