По данным Росстата, в октябре текущего года наивысший показатель роста объёмов среди всех сегментов промпроизводства — 18,3% в годовом выражении — продемонстрировало направление компьютеров и их комплектующих, а также компьютерной периферии, электронных и оптических изделий. Если же рассматривать выпуск только компьютеров и их частей, то здесь динамика ещё внушительнее — плюс 61,3% год к году. Однако значительная доля ИТ-комплектующих по-прежнему поступает в РФ из-за границы, но вот качество их, по некоторым данным, вызывает определённые сомнения.

Третий сорт — не брак

Как показывает недавнее исследование «Коммерсанта», доля бракованных комплектующих в поставках российским сборщикам ПК, смартфонов и иной электроники из-за рубежа (прежде всего из КНР) существенным образом выросла. Если до 24-го февраля она не превышала в среднем по рынку 2% от общего количества отгруженных позиций, то теперь может доходить и до 40%.

Для российского ИТ-рынка это может представлять достаточно серьёзную проблему, поскольку издержки на самостоятельную отбраковку негодных комплектующих (плюс дополнительные затраты на гарантийный и постгарантийный ремонт/замену укомплектованных некондицией готовых изделий) грозят едва ли не полностью нивелировать выгоду, получаемую сборщиком готового продукта от снижения его себестоимости из-за наращивания объёмов производства.

Опрошенные изданием эксперты главной причиной увеличения доли брака называют вынужденное удлинение цепочек поставки. Прежде необходимые комплектующие не составляло никакого труда приобрести непосредственно у их производителей — фактически прямо с того же конвейера, с которого полностью аналогичные компоненты шли на комплектование ноутбуков, смартфонов и иных устройств глобальных брендов. Соответственно, и уровень качества такой продукции особых нареканий не вызывал.

Сегодня крупные компании с высокой международной активностью, даже зарегистрированные в КНР, предпочитают по возможности не иметь дела с российскими заказчиками напрямую, опасаясь вторичных санкций. Ущерб от затруднения их деятельности на рынках США, Западной Европы, Японии и прочих не самых дружественных теперь РФ стран многократно превосходит возможную выгоду от продолжения работы с нашим рынком, так что с экономической точки зрения такая позиция вполне объяснима.

Вместе с тем никто не запрещает производителям комплектующих продавать свою продукцию компаниям-посредникам, которые изначально готовы принять на себя риск вторичных санкций за взаимодействие с заказчиками из России. Таким образом и длина цепочки поставок увеличивается, и цена товара для конечного получателя растёт — хотя бы потому, что в неё дополнительно закладываются предполагаемые издержки на перерегистрацию фирмы-перекупщика в случае попадания той под санкции. Неудивительно, что в таких условиях посредники стремятся минимизировать свои издержки любыми возможными путями, в том числе закупая комплектующие, не прошедшие полного цикла контроля качества на производстве.

Кроме того, усложнённая логистика может затруднять соблюдение заданных изготовителем условий транспортировки — в плане выхода за допустимые пределы показателей температуры, влажности, вибрационных воздействий и т. п. Чем сложнее изделие, чем больше в его составе соединённых пайкой, склейкой и прочими способами составляющих, тем критичнее для него этот момент. Скажем, партия микросхем флэш-памяти NAND выдержит заметно более суровые передряги в пути, чем груз готовых накопителей SSD, построенных на базе тех же самых микросхем.

Нельзя исключать и чисто человеческий фактор: сам производитель компонентов, понимая, что продаёт партию товара перекупщику, может поддаться искушению лёгкой наживы. И осознанно отгрузить для перепродажи в далёкую заснеженную страну комплектующие, скажем так, не первого сорта — формально работоспособные, но уже отсеянные в ходе испытаний на соответствие более жёстким критериям качества, установленным неким глобальным брендом. Ничего личного, просто бизнес.

Время учить китайский (и не только)

Важно понимать, что даже если свидетельства анонимных источников в российской ИТ-индустрии о росте некондиции в поставках комплектующих справедливы — а «Коммерсант» объективно отмечает, что в Минпромторг информация об увеличении бракованных поставок комплектующих не поступала, да и в консорциуме «Вычислительная техника» её не подтвердили — это вовсе не свидетельствует о злонамеренности китайских изготовителей ИТ-комплектующих. У них и без внезапного всплеска спроса со стороны российских ИТ-вендоров забот полон рот: КНР всеми силами стремится сегодня гарантировать собственный технологический суверенитет в полупроводниковой области, испытывая на себе жесточайший рестрикционный прессинг со стороны США.

Это только кажется, будто надпись на корпусе микросхемы Made in China подразумевает полную свободу непосредственного производителя распоряжаться готовым чипом каким угодно образом: захотел — продал на сборочную линию Apple или HP, захотел — отгрузил за юани в Россию. По данным IC Insights, в 2021 г. из общего объёма китайского рынка полупроводниковых изделий, эквивалентного 186,5 млрд долл. США, не более 31,2 млрд приходилось на изготовленные внутри страны СБИС, причём произведённые как собственно китайскими компаниями, так и зарубежными на местных своих производствах.

Микросхемы, выпущенные производителями со штаб-квартирами в КНР — Made in China в полном смысле слова — в прошлом году обеспечили не более 6,6% локального потребления чипов в Китае. Сегодня страна ставит перед собой цель выйти на 21,2% самообеспеченности СБИС к 2026 г. Исходя из этого можно судить о наличии свободных мощностей для исполнения внезапно выросших заказов из России в принципе, а также об общем уровне качества таких изделий — в условиях, когда предприятию жизненно необходимо исполнять опережающий план по валу.

Таким образом, отдельные микросхемы, а заодно и печатные платы, конденсаторы, всевозможные датчики и прочие базовые комплектующие в массе своей изготавливаются вовсе не в Поднебесной. Да, выполненные из этих деталей компоненты компьютерных систем — видеокарты, накопители данных, готовые к установке в корпуса ноутбуков дисплеи со всей сопутствующей электронной обвязкой и т. п. — по большей части производят на фабриках, территориально размещённых в материковом Китае. Но права на интеллектуальную собственность, воплощённую в этих устройствах, принадлежат чаще всего американским, японским, южнокорейским, тайваньским компаниям, — и договориться с теми о поставках в Россию прошедших полный цикл заводских испытаний продуктов сегодня чрезвычайно сложно. Даже напрямую из КНР по железной дороге, даже с оплатой юанями/рублями.

Именно поэтому российским заказчикам приходится полагаться на отдельных перекупщиков и целые специализированные биржи, скупающие по всей Юго-Восточной Азии и затем перепродающие различные ИТ-компоненты. Но электроника — товар тонкий: оценить качество партии микросхем, конденсаторов или ЖК-панелей на глазок, без проведения трудоёмких и довольно длительных испытаний, невозможно. А ведь для сборки одного только смартфона, как справедливо замечает цитируемый «Коммерсантом» эксперт, необходимо около 250 таких компонентов, а для сервера — уже более 1 тыс.

Есть ли у российских ИТ-производителей пути выхода из сложившейся с поставками некондиционных комплектующих ситуации — если допустить, что она всё же имеет место, как о том говорит ряд источников издания? Да, конечно; и самый из них очевидный — налаживать прямые связи с изготовителями компонентной базы как в КНР, так и в иных странах, остающихся России дружественными или хотя бы нейтральными: в последние годы активно развивают микроэлектронное производство Вьетнам и Индия, например.

А для этого необходимы как соответствующие компетенции — готовность контактировать с зарубежными партнёрами, умение коммуницировать с таможней, экспертиза в области трансграничной логистики, — так и новые сотрудники, как минимум владеющие языками стран, наиболее перспективных в плане развития долговременных связей.

Интересно, что на российском ИТ-рынке уже есть компании с многолетним опытом взаимодействия с зарубежными контрагентами, в том числе из различных азиатских стран, — речь, конечно же, о широкопрофильных дистрибьюторах. Те, кстати, тоже кровно заинтересованы в повышении качества продвигаемого ими российского ИТ-оборудования, поскольку в немалой степени способствуют налаживанию сервисных служб для своих партнёров.

Станут ли отечественные производители высокотехнологичных продутов в массе своей прибегать к помощи дистрибьюторов для налаживания восходящих цепочек поставок (от отдельных компонентов к готовому изделию), или же предпочтут развивать собственную экспертизу в этом направлении — вопрос отдельный. Но и в том, и в другом случае придётся приложить немало усилий, чтобы при нынешних непростых обстоятельствах гарантировать высокое качество комплектующих для ПК, смартфонов, серверов, СХД и иных устройств с горделивыми надписями «Сделано в России» на корпусах.

Тем более, что Минпромторг намеревается увеличить к 2030 г. объём рынка российской радиоэлектроники в 17 раз (закрыв таким образом до 70% внутренней потребности в соответствующих товарах). И потому компетенции, так или иначе полученные ИТ-каналом в ходе организации поставок высококачественных комплектующих из-за рубежа, окажутся поистине бесценны.

Источник: Максим Белоус, IT Channel News

Версия для печати (без изображений)   Все новости