В российских условиях работа с промпредприятиями особо интересна для игроков ИТ-рынка по простой причине: тут явно выраженная положительная динамика. Заметим, что рост потребления ИТ в промсекторе был и в досанкционные времена. Некоторая пауза в интересе индустриальных компаний к ИТ-решениям все же была, она, как отмечает Борис Молчанов, технический директор АМТ-ГРУП, была вызвана необходимостью пересмотра основных технологических решений, из-за чего вопросы ИТ отходили на второй план. Но заказчикам удалось определиться с решениями и оборудованием, обеспечивающими основные технологические процессы, и интерес к ИТ естественным образом вернулся. Важно, что доля рассматриваемого сегмента в бизнесе ведущих российских компаний стала увеличиваться еще в прошлом году!

В чем особенности сегмента?

Фронт работ для ИТ в промышленности огромен — и он постоянно растет! Это челлендж для игроков индустрии. «Процесс цифровизации промышленности представляет огромный интерес, поскольку на текущий момент существует широкий спектр решений, позволяющих сделать производство эффективным, более рентабельным и конкурентоспособным», — уверен г-н Молчанов. Но проблема в том, что заказчики сейчас в сложной ситуации.

Промпредприятиям, с одной стороны, нужно продолжать «цифровую трансформацию» (DX), совершенствовать бизнес-процессы, развивать производство. С другой — после попадания под санкции приходится проводить изменения быстро, меняя даже отлаженные и ранее бывшие стабильными производственные процессы, выстраивая их уже с учетом новых поставщиков оборудования, химикатов и т. д. Кроме того, приходится реагировать на вызовы локального рынка сбыта, который тоже переживает активные трансформации, попав под санкционное давление. Задач много, а ресурсы — и финансовые, и человеческие — в дефиците.

erid: Kra23uDb5

Вячеслав Половинко, руководитель направления собственных продуктов АМТ-ГРУП

Рост влияния требований ИБ на реализацию ИТ-проектов

Любой ИТ-проект сегодня сталкивается со значимым ростом пула требований ИБ, которые ранее выполнялись в виде отдельных проектов либо откладывались на более поздние сроки. Актуальные требования ИБ затрагивают уже практически весь спектр ИТ-решений: от построения физических линий связи, формирования ядра сети и выбора общесистемного ПО до конкретного прикладного ПО и интеграционных систем. Не остались нетронутыми и набирающие рост ИТ-решения (работа с большими данными, нейросети, взаимодействие с облачными хранилищами, предиктивная аналитика и т. п.).

Приведу основные из них и те факторы, которые оказывают влияние на современный ИТ-проект, вне зависимости, выполняется ли он вендором, интегратором или силами самого заказчика:

1. Архитектура решения должна формироваться с учетом требований ИБ уже на уровне проектирования – Security By Design. Прежде всего необходимо учитывать те требования безопасности, которые априори должны быть в проектируемых решениях. Это так называемые «гигиенические требования»: поддержка сегментации инфраструктуры на физическом и программном уровне (в т. ч. в контексте концепции Zero Trust), учет требований к аутентификации и авторизации пользователей, парольная политика, системы логирования и интеграции с типовыми решениями ИБ и т. п.

2. Учет требований регуляторов. Требования регулятора напрямую влияют на сроки и стоимость проекта не только за счет необходимости проведения дополнительных мероприятий в отношении применяемых решений (сертификация, аттестация и т. п.), но и за счет ограничения выбора доступных к применению средств. Например, ряд требований ограничивают СЗИ, применяемые на КИИ, и, как следствие, ограничивают выбор смежных средств в ИТ-проектах.

3. Реорганизация структуры работ проекта, проектной команды, плана коммуникаций и т. д. Неотъемлемой частью типового ИТ-проекта все чаще становятся задачи по непосредственному вовлечению блока ИБ заказчика в согласование как проектных решений, так и организационно-распорядительной и даже эксплуатационной документации. Это касается не только результатов проекта, но и самого хода проектных работ (соблюдение политики ИБ, подготовка документов на допуск к системам и компонентам ИТ-инфраструктуры, организация удаленного доступа и т. п.).

Чем раньше руководители и команды проектов перестроятся к новым реалиям, тем более прогнозируемыми будут сроки и стоимость планируемых проектов, а заказчики будут уверены, что риски, связанные с ИБ, будут сведены к минимуму.

Реклама АО «АМТ-ГРУП», ИНН: 7703025499

Сохранение бизнеса — и, разумеется, его развитие — на всех уровнях требует оптимизации, гибкости и управляемости, что может обеспечить только правильное применение современных ИТ-решений. Предприятия прекрасно понимают это: рост интереса к повышению эффективности через процессы автоматизации и цифровизации у российских промпредприятий сейчас выше, чем был даже в начале прошлого года, отмечает Алексей Малышев, генеральный директор «Сонет».

«В конце 2022 года мы отметили рост числа заказов со стороны промышленного сектора, — говорит Сергей Машнин, директор по работе с заказчиками TEGRUS. — Эта тенденция получила продолжение и в начале 2023 года».

При этом индустриальным компаниям — как и прочим российским структурам — корпоративные ИТ-рельефы приходится перестраивать буквально на лету, заменяя компоненты, попавшие под санкционные ограничения, и планируя «дорожные карты» по замене систем, которые утратят работоспособность или актуальность уже в среднесрочной перспективе.

Все эти процессы начались в прошлом году, но заказчики достаточно быстро освоились в новых условиях. Введение санкций вынудило промпредприятия взять некоторые паузы для пересмотра своих ИТ-стратегий, но потом рост потребления ИТ возобновился. Доля заказов от промпредприятий однозначно возрастет, уверен Григорий Сизоненко, генеральный директор компании ИВК, но количественные прогнозы строить преждевременно.

ИТ внутри процессов производства

В теории мы должны наблюдать высокое разнообразие задач в индустриальном сегменте, спектр которых зависит от свойств промплощадки и характерных особенностей вертикального сегмента: решения для сталелитейного комбината будут отличаться от внедрений на мукомольном, а завод железобетонных конструкций не похож на нефтеперерабатывающий. Однако для современных ИТ все не совсем так. «Наибольший спрос сегодня демонстрируют решения для обеспечения и поддержки технологических процессов, связанных непосредственно с производством», — отмечает г-н Молчанов.

Дело в том, что недавно введенные производственные линии изначально обладали высокой степенью автоматизации, а местами и были роботизированы, поэтому внешней ИТ-компанией с ними делать, в общем-то, практически нечего, за исключением решения некоторых текущих технических задач, например, обеспечения инфобезопасности.

Но работа в направлении замены АСУ ТП все же идет, например, если задачи заказчиков требуют обеспечения санкционной устойчивости производству. Такие задачи сложны и решают их немногие компании, обладающие широкими компетенциями. Раньше эту работу выполняли монобрендовые компании, предлагающие предприятиям сразу комплексный («под ключ») набор проприетарных решений, говорит г-н Молчанов. Но в рублевой зоне сейчас нет таких, поэтому приходится составлять решения из продукции разных поставщиков. «Сейчас такие работы требуют предварительных тестов на совместимость в лабораториях и соответствующих испытаний в рамках „пилотных проектов“, что в свою очередь не может не отражаться на сроках реализации проектов, а часто и на их стоимости», — рассказывает г-н Молчанов.

Сквозная информатизация как тренд

Интеграционные задачи у промпредприятий все же есть, причем сложные, масштабные и дорогие! Во-первых, нужно соединить разрозненные автоматизированные элементы производства — по сути, крупноузловые элементы ИТ-инфраструктуры — в единые MES-системы.

Напомним, что MES (manufacturing execution system, система управления производственными процессами) — специализированное прикладное программное решение, предназначенное для задач синхронизации, координации, анализа и оптимизации выпуска продукции в рамках какого-либо производства.

У большинства индустриальных компаний уже есть MES, но на новых производствах такие системы приходится разворачивать «с нуля», а на действующих их часто бывает нужно перестраивать. Но тут есть определенные сложности: в сегменте MES проблемы с российскими решениями, отмечает г-н Малышев.

Отраслевые разработки активно появляются у российских вендоров, отметил Александр Гусин, директор по маркетингу ГК «Астра», выступая на ежегодной практической конференции «Астраконф 2023». Специфические приложения — в том числе, отраслевые — могут быть перенесены под «линуксы» (в том числи, российские и импортонезависимые), но эти процессы не быстрые и непростые.

Важно, что предприятиям нужна сквозная цифровизация! В рамках единой цифровой системы предприятия упомянутые MES’ы — пусть даже не импортозамещенные — должны быть сопряжены с другими компонентами ИТ-рельефа: бухгалтерией, EPR, docflow, BI, BPMS, решениями для складского учета и т. д.

«Российские производители зачастую предлагают универсальные платформенные решения, которые нуждаются в доработке по кастомизации, настройке шаблонов и моделей как для определенного класса оборудования, так и для отдельных предприятий, — отмечает г-н Машнин. — Интегратору приходится пересобирать команды, портфель своих технических решений на базе отечественных производителей, формировать новые компетенции под проектные требования заказчиков». Тут фронт работ огромен, задачи масштабные и длительные по срокам исполнения.

Подчеркнем, что внутри сегмента промпредприятий большое количество типов задач, которые требуют решения/развития/импортозамещения и т. д. Интеграторы, располагающие профильными компетенциями, могут охватить смежные группы, а некоторым удается работать по всему спектру. «Мы активно работаем над увеличением количества проектов для промышленных предприятий по всем технологическим направлениям — от строительства инфраструктуры до внедрения систем мониторинга и предиктивной аналитики, СУИД, обеспечения информационной безопасности», — говорит г-н Молчанов.

Разумеется, компаниям, работающим в области промпроизводства, актуальны универсальные бизнес-решения — от упомянутых EPR, docflow и пр., а также средства ИБ, ВКС, офисные пакеты и т. д. Зачастую эти компоненты подлежат импортозамещению, что по понятным причинам усложняет процесс создания сквозной цифровизации.

Вместо заключения

Сегмент промпредприятий неоднороден внутри, на разных вертикалях можем наблюдать различные успехи. «Если по итогам 2019 года доля заказов составляла 12%, то по итогам 2021 года — уже 21%», — говорит Борис Молчанов.

Рост заказов есть, но различный по секторам, отмечает г-н Малышев: наиболее динамичны предприятия микроэлектроники, нефтехимической промышленности, агропромышленного и, конечно, военно-промышленного комплекса. Это видно и в отдельных направлениях, например, в деле импортозамещения: «Серьезные долгосрочные программы по построению технологически независимой инфраструктуры создали флагманы нефтегазового сектора, энергетической отрасли, транспорта. — отмечает г-н Малышев. — Можно ожидать, что в ближайшее время к ним присоединятся предприятия отраслей машиностроения, металлургической и химической».

Но особенности импортозамещения, которые во многом определяют развитие ИТ в индустрии, требуют более предметного рассмотрения.

Окончание следует

Источник: Александр Маляревский, внештатный обозреватель IT Channel News

Версия для печати (без изображений)   Все новости