Российский рынок ПО сформировался чуть более четверти века назад. Сформировался быстро и безболезненно: потребность в программных продуктах росла невиданными темпами, зарубежные вендоры валом валили в нашу страну, открывая здесь свои представительства, а потому возможностей для отечественных стартапов, выбравших в качестве бизнеса продвижение и внедрение ПО, было более, чем предостаточно.

Соответственно, цепочки поставок, а в более широком смысле — экосистема игроков ИТ-рынка и заказчиков, сформировались также очень быстро, и сразу продемонстрировали высокую эффективность. По-другому и быть не могло: солидный зарубежный опыт был просто перенесен на нашу территорию.

За почти три десятилетия экосистема не раз доказывала свою жизнеспособность, благополучно пройдя через все кризисы. Но в этом году ситуация изменилась совсем уж радикально: поставки импортного софта остановлены, а представительства большинства зарубежных компаний либо закрылись, либо взяли паузу «до лучших времен». Какие же изменения произойдут, или уже происходят на российском софтверном рынке? Насколько масштабной будет трансформация экосистемы, объединяющей игроков и заказчиков?

Первый и очевидный результат — уменьшилось число игроков. Главным образом, за счет вендоров. Стоит ли ожидать автоматического сокращения дистрибьюторов, дилеров, системных интеграторов? И сколько всего софтверных компаний нужно теперь нашей стране?

«На фоне сокращения международных связей экосистема рынка ПО резко перестроилась, — говорит генеральный директор Axoft Global Вячеслав Бархатов. — Государство (прежде всего, Минцифры) по возможности помогает искать баланс между требованиями заказчиков и трансформацией ИТ-рынка. В связи с уходом иностранных производителей ПО вырос интерес к отечественным разработкам, между ними наблюдается высокая конкуренция. По данным IDC, российский рынок ИТ в текущем году сократится на 21,4%-27,4%, но уже в следующем году расходы на ИТ будут расти. Игроки экосистемы — все те же вендоры, дистрибьюторы, интеграторы, консультанты, стартапы, облачные провайдеры. С точки зрения функционирования экосистемы и поставок продуктов изменений не наблюдается. Вне зависимости от того, являются решения отечественными или иностранными, нужно иметь конкурентоспособного производителя, надежного поставщика, который обеспечит поставку до конечного пользователя в срок, а также интегратора, который приносит дополнительную ценность, выступая в современных условиях одновременно сервисным и технологическим провайдером».

Высокий градус продаж с Axoft

В «горячий сезон» легко растеряться и упустить возможности. Но только не с Axoft!

Поможем найти точку опоры и станем катализатором роста вашего бизнеса, ведь партнерство для нас — главная ценность.

Участвуйте в нашей серии акций по софтверным производителям и получайте призы. Правила просты:

  • Выберите подходящий сет.
  • Разместите заказ и получите персональный бонус.
  • Грузите и увозите до 31.12.2022.

Реклама АО «Аксофт», ИНН: 7725239575


Андрей Шастин, директор по стратегическим инициативам и партнерствам ООО «Аурига», считает, что на здоровом, конкурентном и независимом рынке ПО чем больше игроков, тем лучше. Если сравнивать российский софтверный рынок и западный — это, на данный момент, две несопоставимые величины. В каких-то отраслях мы лидируем (банки, страхование), и разработанные российскими компания продуктам лучше западных аналогов. Но есть отрасли, где исторически почти нет российских разработчиков, или их очень мало. Например, сегменты встраиваемого ПО или инструментального. Продуктовых компаний должно быть больше, с хорошим командами и финансовой поддержкой. Андрей Шастин отметил, что исторически российский ИТ-рынок формировался в основном как сервисный. Однако сервисные компании, системные интеграторы должны обслуживать продуктовые компании. Именно разнообразие последних позволит рынку развиваться.

«Как софтверному вендору, нам нужны разные типы партнеров на рынке, — заявил Максим Митрофанов, руководитель партнерского отдела GoodsForecast. — Во-первых, реселлеры, которые просто перепродают продукты и фокусируется именно на этом. Во-вторых, реселлеры, которые комбинируют софт с собственными сервисами, фактически разрабатывая поверх основного программного продукта свои бизнес-приложения. В-третьих, нужны дистрибьюторы, которые под собой агрегируют продажи и продают ПО партнерам второго уровня. Фактически их основная роль в том, чтобы управлять реселлерами от имени вендора. В-четвертых, нужны системные интеграторы. Их задача — создать из разных решений комплексную экосистему. А также не стоит забывать о бизнес-консультантах, которые помогают конечным заказчикам сформировать требования, выбрать подходящую систему и выстроить бизнес-процессы с использованием тех или иных приложений».

Что касается количества игроков, то оно, по мнению Максима Митрофанова, обусловлено глубиной и зрелостью рынка, на котором представлены эти игроки. Для любого рынка полезна здоровая конкуренция. В условиях экономического спада остаться на плаву смогут, в первую очередь, компании, имеющие диверсифицированную структуру бизнеса, либо компании, которые являются признанными экспертами в своих областях. Выбирая между несколькими вариантами, заказчики будут делать выбор в пользу их центров компетенций. Сегодня наблюдается реструктуризация рынка: внедренцы присматриваются к отечественным игрокам, которые способны предложить альтернативу ушедшим компаниям. Для вторых сегодняшняя ситуация — это скорее вызов, так как необходимо оперативно корректировать приоритеты, трансформировать подходы и внутренние процессы от заказной разработки в направлении полноценного вендора.

Но единодушного мнения о количестве игроков у наших экспертов нет. Павел Гуральник, генеральный директор ISPsystem, считает, что сейчас нет четкого понимания, сколько и каких игроков необходимо: «Мы видим огромное количество сегментов и секторов экономики, в которых не хватает тех или иных программных решений. Где-то отечественные разработки уже существуют, и о них нужно рассказать заказчику, или адаптировать под тот рынок, где появилась потребность в этом решении. Где-то продуктов еще нет, и они только разрабатываются. На самом деле, в зависимости от сегментов экономики и решений, становится понятно, какая цепочка должна быть, и какие игроки на рынке должны присутствовать, но количественно их измерить нельзя. Очевидно, что без вендоров никак не обойтись — это, собственно, те компании, которые создают продукт, но очень важна роль и дистрибьюторов, и системных интеграторов — у каждого своя задача в этой цепочке».

Максим Кутузов, коммерческий директор платформы производства ПО «Сфера», Группа Т1, отмечает, что за последние годы количество компаний-разработчиков ПО в мире стремительно увеличилось. В 2022 г. это порядка 100 тыс. игроков, что в 10 раз больше, чем 10 лет назад. При этом среди 26,9 млн сотрудников, в России находятся всего 800 тыс., что составляет примерно 3% от общего числа. «У нас в стране примерно 3 тыс. компаний, занимающихся разработкой ПО. По сравнению с другими рынками, мы имеем потенциал роста в 2,5 раза как по количеству компаний, так и по количеству разработчиков, — сказал Максим Кутузов. — Это означает, что наш рынок далек от насыщения. Сейчас игроки фокусируются в основном на локальных разработках, решая задачи импортозамещения. Это, бесспорно, крайне актуально, и имеет большой потенциал, так как нехватка отечественных продуктов наблюдается во многих секторах экономики».

Несмотря на уход иностранных игроков, классическая система взаимодействия вендоров, дистрибьюторов, реселлеров и системных интеграторов хорошо себя показала, и в целом не меняется, считает Сергей Ожегов, генеральный директор «СерчИнформ». Что меняется — это задачи, которые перед ними стоят. Раньше взаимодействие всех игроков имело целью успешно продать и развернуть ИТ-решение внутри инфраструктуры заказчика. Сейчас же потребители стремятся вынести эту инфраструктуру в облако — и кто-то из участников цепочки становится поставщиком не софта, а сервисной модели.

По мнению Ивана Вахмянина, управляющего партнера компании Visiology, рынок российского ПО находится сейчас в очень интересных условиях: «До 2022 г. мы развивались бок о бок с зарубежными решениями. И тот факт, что они свернули свою деятельность в ряде сфер, привел к взрывному росту количества предложений со стороны вендоров. Например в области бизнес-аналитики произошел невероятный бум, и, судя по исследованию „Круг Громова“, количество систем на рынке стало приближаться к 20! Однако спрос на рынке не настолько велик, чтобы подобное количество игроков могли успешно развиваться и разрабатывать эффективные решения. Скорее всего, в ближайшие годы останутся ведущие 3-4 платформы, а также ряд нишевых игроков, разрабатывающих свои продукты код конкретного отраслевого заказчика».

«Вопрос не в количестве, а компетенции игроков. Если компетенции соответствуют уровню, необходимому для выполнения задач, то чем больше таких партнеров, тем лучше, — убежден Роман Мыскин, коммерческий директор компании „Базальт СПО“. — Емкость рынка российского ПО на данный момент чрезмерно велика! Партнеры не справляются с текущими запросами. Но и здоровую конкуренцию никто не отменял».

Продолжение следует

Источник: Константин Геращенко, IT Channel News

Версия для печати (без изображений)   Все новости