Интерес крупных заказчиков к импортозамещению в ИТ к концу года существенно вырос. Ключевой фигурой в этом процессе стал системный интегратор, способный обеспечить эффективное взаимодействие вендоров и заказчиков. О том, как интегратор решает проблемы импортозамещения, об особенностях отечественных поставщиков и их продуктов, а также о комплексных импортозамещающих решениях мы побеседовали с Григорием Розовым, руководителем отдела вычислительной инфраструктуры компании TEGRUS.

IT Channel News: Анализ рынка показывает, что интерес крупных заказчиков к импортозамещению неуклонно растёт. По сравнению с мартом, к осени заказчики расстались с иллюзиями о скорейшем возвращении зарубежных вендоров, а надежды, возлагаемые на параллельный импорт, не оправдались. Как вы оцениваете сложившуюся ситуацию?

Григорий Розов: Разумеется, ситуация заметно изменилась с начала года: ещё в марте был выкуплен весь рынок и все остатки оборудования со складов, включая даже предложения на «Авито». Параллельный импорт не то чтобы не оправдал себя, он есть, но цепочки поставок нестабильны, они постоянно меняются, что создаёт риски задержки поставок, финансовые риски, вопросы с гарантией и т. д.

На чём построена аппаратная инфраструктура многих крупных заказчиков? Это серверы и СХД Dell EMC, Huawei, IBM и HPE и сети хранения данных на коммутаторах Brocade и Huawei. Это типовая инфраструктура. Это стандарты. Заказчик выбирает одного вендора прежде всего исходя из сложности и дороговизны обслуживания и поддержки оборудования разных производителей — один поставщик просто дешевле. Это также вопрос предсказуемости развития инфраструктуры. Как оказалось, многие заказчики к марту 2022 года уже крупно закупились, и у них есть некоторый запас прочности по железу, запчастям и компонентам.

По сетям самая большая проблема состоит в том, что пока российские вендоры не могут предложить такие комплексные решения, чтобы в них входило всё. В целом, если поискать у разных поставщиков, то можно получить какой-то набор, но всё-таки с ограничениями. Например, не существует отечественных коммутаторов с пропускной способностью больше 25 Гбит/с, а в начале года были доступны лишь 10-гигабитные. На скоростях 40 и 100 Гбит/c работают только иностранные коммутаторы типа Huawei или H3C. При этом некоторые вендоры оборудование ввозят, но срок поставки достаточно длинный — 8 недель по одному из наших проектов. А по Huawei неопределенность сохранялась в течение всего года.

Мы не можем закрыть некоторые сетевые позиции, потому что оборудования просто нет, российские вендоры его не освоили. Хочу также отметить проблемы с поставками коммутаторов FC, на базе которых можно создавать сеть хранения данных. В данный момент мы в TEGRUS собираем решения на IP-коммутаторах под iSCSI.

IT Channel News: Что сегодня заказчики хотят и готовы поменять в своей ИТ-инфраструктуре, а что менять пока не торопятся, и почему?

Г. Р.: Если говорить о «железе», то такой острой необходимости, как пишут в прессе, что надо срочно бежать и что-то менять, не существует. Один из наших заказчиков сетевого оборудования заявляет, что его запасов хватит на 3 года. Многие исходят из того, что время у них есть, и можно не спешить. Этому отдельно способствует такая услуга TEGRUS, как «Партнёрский сервис», которая помогает поддерживать серверы, СХД и другое оборудование иностранных вендоров в актуальном состоянии в условиях санкций. Под конец года заказчики начали активнее смотреть оборудование, присутствующее на рынке, и российские вендоры подтягивают под их требования свою продукцию. Поскольку есть обратная связь, готовы планы выпуска и на 2023 год. Процесс идёт, и не нужно его искусственно ускорять. Например, в начале 2022 года не было серверов с поддержкой ЦПУ 3-го поколения Intel Xeon Scalable. Но ряд вендоров уже запланировали выпуск серверов с поддержкой этих ЦПУ на 2 квартал 2023 года.

При этом у нас значительно вырос спрос на российское сетевое оборудование. За последние несколько месяцев пришло суммарно порядка 200 заявок, вендоры — в основном, QTECH и Elteх, устройства которых включены в Минпромторговский реестр ТОРП. Большие надежды связываем с производителем B4COM.

Но всё это не касается программной части, где ситуация в корне иная. Практически все крупные заказчики использовали решения VMware и Citrix. Вендоры с рынка ушли, технической поддержки больше нет. В начале года у нас было очень много запросов вроде «помогите исправить те или иные ошибки». Здесь также возникла услуга партнёрского сервиса, где коллеги удалённо предоставляют поддержку для этого ПО. Разумеется, заказчику удобнее, когда вендор рядом и может оперативно помочь или внести какие-то изменения. Здесь же речь идёт о поддержке на уровне «чтобы работало», «чтобы не сломалось», найти и применить воркэраунд, но говорить о развитии уже гораздо сложнее.

И тут возникает классическая задача по смене инфраструктурных стандартов. В этой задаче наши специалисты готовы помогать заказчикам.

Помимо платформ виртуализации особый интерес заказчики также проявляют к системам резервного копирования, поскольку привычные продукты вроде Veeam или Veritas NetBackup с рынка тоже ушли.

IT Channel News: В чём особенности внедрения российского аппаратного обеспечения в инфраструктуру крупного заказчика и почему не получится обойтись без предварительного тестирования оборудования?

Г. Р.: В 2022 году мы провели несколько тестирований отечественного «железа». Понятно, что большая часть инфраструктуры у крупных заказчиков построена на серверах, например, Dell EMC и HPE. И просто так начать закупать оборудование другого вендора, пусть это даже качественный российский производитель, для них непросто: есть большие риски, как это оборудование будет интегрироваться, управляться. Не секрет, что у крупнейших заказчиков инфраструктура очень большая, сотни и тысячи серверов, которыми нужно централизованно управлять. Существуют особые требования к замене запасных частей: большая часть должна поддерживать горячую замену, например, оперативная память, а не только жёсткие диски. И эти требования включены в программы и методики испытаний (ПМИ), на основании которых и проводятся тестирования.

У нас в этом году было два больших тестирования серверов. Первое —тестирование серверов у заказчика, на которое мы вышли с вендором UTINET. Тестирование показало, на чём нам следует сосредоточиться и где участие системного интегратора дополняет производителя для успешного достижения целей тестирования. И второе тестирование с одним из тройки крупнейших операторов связи, где наши наработки позволили получить положительный отклик. Коллеги убедились, что серверы UTINET позволяют закрыть их потребности, пусть не на 100%, но как минимум на 95%, то есть замечания были несущественны. Мы показали все необходимые возможности для интеграции серверов в сеть этого оператора связи, в том числе и в централизованную систему управления серверами.

Данный сервер можно использовать как в традиционной системе, где он будет применяться в роли вычислительной единицы в сочетании с СХД, так и в составе комплекса с программно-определяемой СХД, когда он и хранит данные и работает как вычислительный комплекс.

В чём преимущества каждого из способов? Если коротко, то построение программных СХД позволяет сэкономить на построении сети хранения данных и выделенных СХД, их проще развертывать. Из недостатков такого подхода — повышенные требования к скорости сети, увеличение задержек, перегрузка межнодовой сети

Заказчики проявляют большой интерес к СХД, которые должны входить в реестр Минпромторга России. В начале года было непонятно, какие именно системы будут в этом каталоге, потому что первоначально было объявлено, что в него войдёт только оборудование с процессорами типа «Эльбрус». Но на тот момент эти СХД не отвечали требованиям даже класса mid-range и по своим возможностям очень сильно отставали от зарубежных конкурентов. Была возможность собрать такую систему с нуля, просто чтобы она работала, но чтобы заменить СХД класса mid-range в одном из крупных банков, требовалось соответствие определенным параметрам по скорости, шине обмена данных и возможностям управления устройством и соответствия представленным банком ПМИ.

Вместе со специалистами одного крупнейшего банка мы протестировали СХД «Аэродиск» модель Engine N2 класса mid-range, которая впоследствии была внесена в реестр Минпромторга как формально соответствующая его требованиям. Но изначально она позиционировалась не как система хранения данных, а как сервер хранения данных. При этом её возможно использовать в классе mid-range для крупнейших заказчиков. СХД, приобретаемые для установки в критической инфраструктуре, должны не просто присутствовать в реестре Минпромторга, но и желательно иметь возможности, сопоставимые с продукцией тех же HPE и Dell EMC. По результатам этого большого тестирования у нас появился отчёт с оценками скоростных характеристик, доказывающими, что данное решение соответствует классу mid-range и способно работать как в виртуальных средах VMware, так и просто в Windows- или Linux-системах при одновременных обращениях со стороны нескольких хостов к СХД. Были протестированы как интерфейсы iSCSI, так и FC SAN.

IT Channel News: Совсем недавно считалось, что главные проблемы российских программных продуктов — это недостаточная масштабируемость и ограниченная функциональность, что делает их неинтересными для крупных заказчиков. Изменилось ли что-то к концу 2022 года?

Г. Р.: Неинтересным для крупного заказчика российское ПО делали неизвестные подтверждённые возможности и всё ещё сыроватый программный код. Чтобы его куда-то поставить, требуется длительное пилотирование этого решения в интересах заказчика, что и показывают наши текущие пилоты. Например, во время сборки платформы виртуализации с VDI мы не смогли «пробросить» видеокарту, хотя это документированная возможность. Благо, мы с вендором быстро отработали эту ситуацию, он её исправил. Тем не менее, если бы заказчик сам с этим столкнулся, сложно сказать, к чему бы это привело и сколько времени он потратил. Заказчики привыкли, что стандартные возможности всё-таки работают. Поэтому рекомендуем ожидаемый заказчиком функционал тестировать во время пилотов, чтобы заказчик убедился, что то, что он хочет, точно будет работать, и сюрпризов не будет. Понятно, что вправо-влево отойдёшь, что-то ещё найдётся, но то, что заказчик хотел и сформулировал в своём желании получить, после пилота получит на 100%.

В настоящий момент у TEGRUS есть несколько партнёрских соглашений с поставщиками ПО, на базе которых мы собираем не просто платформы виртуализации, а целые программно-аппаратные решения семейства ПАК Практик, например, платформы VDI. С этими вендорами мы уже отработали быстрое развёртывание, инженеры прошли обучение по данным системам и готовы к их развёртыванию у крупных заказчиков. В настоящее время у нас идут пилоты, первый из них — виртуальное рабочее место инженера с аппаратным ускорением через видеокарту. Инженер, который работает с системами типа AutoCAD, 3DMax, SolidWorks.

Второй пилот — замена платформы виртуализации VMware без дополнений в виде VDI или программно-определяемых систем хранения данных. Первый заказчик — оператор связи из «большой тройки», второй — один из крупнейших российских банков.

IT Channel News: Какие отечественные программные решения наиболее интересны сегодня заказчику в рамках импортозамещения?

Г. Р.: Особый интерес заказчики проявляют к платформам виртуализации и системам резервного копирования. С системами бэкапа всё достаточно просто: это RuBackup от Astra Linux и «Кибер Бэкап» — бывший Acronis «Защита данных». Acronis имеет многолетнюю историю, и его можно рассматривать как полноценную замену зарубежным аналогам, но при этом нужно смотреть, какие возможности заказчик использовал, особенно в случае с NetBackup, и во время пилота понимать, какие из них присутствуют, а какие придётся реализовывать другими средствами. Обе системы дают типовые возможности резервного копирования: и полный бэкап, и дедупликацию, и ролевые модели доступа — то есть, эта тема достаточно развита.

Что касается платформ виртуализации, которых на рынке более двух десятков, то не секрет, что все они базируются на СПО, в качестве которого использовались буквально несколько систем. Например, «Брест» базировался на OpenNebula, «Горизонт-ВС» — когда-то тоже на нём же, но сейчас они ушли в сторону развития собственного решения. Все эти системы отличаются способами организации управления серверами, способами обеспечения отказоустойчивости, а также отсутствием (у всех практически систем, в отличие от VMware) функции бесперебойной работы при отказе одного хоста (High Availability Fault Tolerance). Разработчики «Горизонт-ВС» утверждают, что данная возможность не сильно востребована у заказчиков, и, если нужно, они её реализуют, но пока она на стадии «бета». В остальном же системы виртуализации российских вендоров закрывают вопросы как по отказоустойчивым кластерам, так и по системам виртуальных рабочих столов VDI.

Хочу отметить программный комплекс Termidesk, который может работать с разными системами виртуализации, например, zVirt или «Брест». Некоторые платформы виртуализации пошли по гиперконвергентной системе: они делают свою VDI и встраивают программно-определяемую систему хранения данных, например, HostVM или «Горизонт-ВС».

Именно эти системы вызывают наибольший интерес. Меньше интереса проявляется к переходу на клиентские операционные системы, и это легко объяснить: к примеру, стоят у вас Windows 10 и MS Word, и они ещё долго будут стоять — не факт, что их потребуется менять, если вы не подпадаете под законы об импортозамещении. В отличие от платформ виртуализации, которые должны работать постоянно и которые постоянно нуждаются в патчах защиты. То есть ИБ всё-таки имеет гораздо большее значение.

К слову, даже с партнёрским сервисом нельзя гарантировать информационную безопасность платформ виртуализации VMware или Citrix, мы не знаем, что они туда встраивают. Безопасники утверждают, что в СПО сейчас тоже встраивают множество закладок, лично я не могу это ни подтвердить, ни опровергнуть. Так или иначе, даже использование СПО в чистом виде несёт определённые риски для крупного заказчика.

IT Channel News: При этом переход на СПО не только создаст риски для безопасности, но и обойдётся дороже вендорских решений?

Г. Р.: Именно так, накладные расходы при использовании СПО всегда выше, чем у решений от вендоров. Кто сталкивался, тот знает, что СПО без платной технической поддержки в больших масштабах неработоспособно. При выявлении любой ошибки вы не сможете её устранить, и придётся дожидаться патча от сообщества. Либо купите платную поддержку от иностранного вендора. В случае с вендором вопрос решается оперативно, он в этом заинтересован.

Из каких составляющих складывается стоимость продукта? Первый вариант: вы поддерживаете старое рабочее решение типа VMware и платите за партнёрский сервис, но есть риски, связанные с этими патчами. Трудно быть уверенным, защитят они вас или нет, никто этого не знает. По СПО — та же ситуация плюс добавляются дополнительные расходы на устранение ошибок, для чего вы должны держать штат специалистов, которые будут этим заниматься. И желательно купить платную техническую поддержку, если, конечно, ее продадут в Россию. СПО в чистом виде не использует ни один крупный заказчик, только малый и средний бизнес. Крупнейшие заказчики предпочитают работать с крупными вендорами, и решения от них действительно быстро развёртываются и требуют минимальных расходов на содержание инфраструктуры. Буквально 1-2 админа могут рулить сотнями серверов, в отличие от ситуации с чистым СПО.

И последний вариант — переход на российского вендора. Я считаю, что по итогам пилотирования крупнейшие заказчики начнут этот переход. Да, пусть на какие-то отдельные сегменты, отдельные услуги и продукты. Постепенный переход позволит вендору строить планы развития своего продукта, получая обратную связь от заказчика, который уже в штатном режиме эксплуатирует этот продукт.

IT Channel News: Взаимодействие российских вендоров, крупных заказчиков и системного интегратора — ключевая тема импортозамещения. Не секрет, что заказчик, привыкший к зарубежным продуктам, не ориентируется в предложении отечественных вендоров. У него нет представлений о функциональности, условиях поставки, внедрения и поддержки, тем более что на рынке за это время появилось огромное множество новых отечественных вендоров и продуктов. Как вендорам работать с крупными заказчиками, какие возникают сложности? Как интегратору выстроить работу с отечественными производителями для эффективного решения задач заказчика?

Г. Р.: Я бы начал с того, почему заказчик не может сделать всё самостоятельно. Как побывавший в роли заказчика могу сказать, что расходы на ИТ-инфраструктуру имеют склонность сокращаться, а не увеличиваться. C точки зрения заказчика, инфраструктура должна поддерживаться и работать, возможности выйти на ресурсное развитие, как правило, очень затруднены. Соответственно, заказчик не может самостоятельно изучить все десятки решений, которые появились на рынке, плюс этот рынок ещё не устоялся, многие вендоры начинают процессы слияния. Характерный пример — общий бренд «Базис», который ранее состоял из «Скалы Софтвер», Digital Energy и «Тионикса». Я считаю, что эти процессы слияния ещё будут какое-то время идти, поскольку на рынке есть очень много решений и непонятно, какими ключевыми особенностями они друг от друга отличаются.

Второе. Да, можно сказать, что вендоров много, но это не всегда большие команды. Да, много разработчиков, но рынок-то опустел. Раз — и с рынка ушли западные вендоры, отстроенная схема сломалась. Кажется: иди и продавай. Но у российских вендоров нет столько ресурсов, чтобы продавать, отрабатывать обратную связь, пилотировать, показывать. Вендоры часто пытаются продавать сами, но я считаю, что со временем они от этой практики откажутся: зачем самостоятельно развивать каналы продаж, если с этим гораздо лучше справляются дистрибьюторы? Не надо идти в двух направлениях. Вендору следует заниматься своим продуктом, вкладывать средства в его развитие.

На рынке сложилась уникальная ситуация: спрос превышает предложение значительно, при этом никто сразу не рвётся купить продукт и внедрять его, потому что никто не знает о его возможностях, никто его никогда не видел. Требуется выделение ресурсов заказчика на пилотирование. По опыту скажу, что у вендора ресурсов на пилотирование, как правило, нет. У них очень ограниченные ресурсы, они медленно отрабатывают запросы, могут медленно реагировать на какие-то ошибки. То есть нужно реализовывать полноценное взаимодействие: выделять команду, которая будет работать с вендором. У системного интегратора такая возможность есть — он так строит свои центры компетенций.

Один из наших заказчиков проводил тестирование «железа» российского вендора самостоятельно. Результат тестирования был крайне неудовлетворительным. По мнению заказчика, всё было плохо, абсолютно всё. С этим же вендором мы ходили к другому заказчику, но на этот раз в качестве системного интегратора — результат прямо противоположный: всё достаточно хорошо. То есть здесь мы как раз выполнили свою интеграторскую функцию: проработали ПМИ, показали лучшие стороны продукта, чтобы заказчик открыто и увидел зоны развития продукта, и смог взвешенно оценить, насколько они для него сейчас критичны.

Получается, что если интегратор не работает непосредственно с вендором и не идёт с ним к заказчику, то вендор, распыляя свои ресурсы, сильно рискует показать свой продукт не в лучшем свете. Потому что у вендоров многие процессы для масштабирования ещё не отработаны, и это видно при взаимодействии с ними. Видно, как они реагируют на задачи. Чтобы решить какую-то проблему, приходится подключать топ-менеджмент, потому что типовые процессы ещё формируются, и для этого требуется время. Не бывает чудес, чтобы раз — западные вендоры ушли, а российские пришли, и всё стало точно так же. Так не будет. Поэтому нужно спокойно к этому относиться.

Системный интегратор выполняет важную функцию, чтобы не допустить ситуации, когда вендор выпускает очевидно хороший продукт, но не может его правильно презентовать. Возьмём для примера серверы UTINET. У них низкая стоимость и достаточно богатый функционал, но у вендора сейчас стадия роста. Инженеры, составляющие спецификации, сборщики могут допускать некритичные ошибки, и здесь мы выступаем в роли руководителя проекта по демонстрации возможностей оборудования. И на стадии формирования предложения от заказчика просто помогаем вендору устранить эти недостатки. То есть это не какая-то системная проблема вендора, а просто следствие его перегрузок.

Или, например, проведённое нами тестирование СХД «Аэродиск» Engine N2. Да, в ходе работы над отчётом, в ходе тестирования устранялись ошибки, найденные в процессе эксплуатации. Мы тесно работали с вендором, он оперативно исправлял эти ошибки и тут же демонстрировал заказчику, что это всё работает.

Конечно, по сравнению с продукцией мировых лидеров отечественное оборудование достаточно сырое. Но если дистрибьютор, системный интегратор и вендор будут работать в связке, то вместе процесс импортозамещения можно пройти до конца — до стадии внедрения и успешной эксплуатации. Когда какой-то компонент в этой связке отсутствует, по причине перегрузки совершаются самые неожиданные ошибки, которые приводят к отрицательным результатам. Думаю, ни один из поставщиков не заинтересован в том, чтобы его оборудование получало отрицательные отзывы от крупнейших заказчиков только потому, что кто-то из инженеров по причине перегрузки что-то забыл.

IT Channel News: Как системный интегратор вы имеете возможность тестировать различные аппаратные и программные продукты в разных сочетаниях, и предлагать заказчику какие-то готовые стандартные решения. Есть ли у вас такие решения?

Г. Р.: Да, говоря о партнёрстве с поставщиками ПО, я уже упоминал комплексы ПАК Практик. В зону ответственности отдела вычислительной инфраструктуры TEGRUS входят серверы, СХД, платформы виртуализации и их производные, сети и персональные системы. И на стыке всех этих направлений с апреля 2022 года мы начали создание программно-аппаратных комплексов типовых инфраструктурных компонентов — ПАК Практик. Протестировав продукты разных вендоров, мы объединили их в готовые решения. На рынке множество вендоров, и никто не понимает, что они могут. Мы протестировали — вот, берите.

Например, программно-аппаратный комплекс ПАК.VDI, включающий протестированное «железо» и, при необходимости, тонкие клиенты. Тем самым мы закрываем для клиента задачу создания виртуальных рабочих столов. Это наиболее востребованное решение: в прошлом году многие заказчики запланировали расширить работу через виртуальные места, потому что это выгодно на длинной дистанции (VDI окупается в течение 5 лет). Однако VMware ушёл, но задачу нужно решить, а VDI завоёвывает у крупных заказчиков всё большую популярность. Это, во-первых, периметр безопасности, во-вторых, экономия ресурсов и, наконец, это общемировая тенденция. Удобно? Удобно. Зачем держать целый офис? Не нужно. Зачем эти лишние расходы?

Или возьмём другой популярный комплекс, ПАК.Почта. Вы можете мигрировать, например, с Exchange — у нас есть технология миграции с типовых продуктов. Или с интеграцией в Active Directory и с параллельным сосуществованием.

IT Channel News: Похоже, системный интегратор действительно становится ключевой фигурой в импортозамещении, способной обеспечить эффективное взаимодействие вендоров и крупных заказчиков. Благодаря системному интегратору вендор получает возможность представить свои продукты в наилучшем свете, а заказчик — получить именно то, что ему необходимо.

Г. Р.: Совершенно справедливо. Заказчик обозначает, что он хочет. У нас есть выбор — как системный интегратор мы занимаемся тестированием различных продуктов. И одному заказчику предлагаем одну платформу виртуализации, а другому — другую, потому что они обозначили разные требования. Ни один заказчик не сможет протестировать все системы виртуализации, их на рынке пара десятков.

Российские вендоры стремятся оперативно устранять найденные недочеты продуктов, они это демонстрируют раз за разом во всех пилотах. У всех одинаковый подход: быстро устранить недостатки. Они хотят занять этот рынок и займут его, но им нужно помочь. TEGRUS видит свою партнёрскую задачу в помощи вендору и заказчику решить задачу максимально доступными инструментами.

Источник: IT Channel News

Версия для печати (без изображений)   Все новости