Вероятность выживания даже простейших живых организмов в сильной степени зависит от того, насколько быстро и глубоко (далеко) эти организмы могут прогнозировать ситуацию. Кто умеет быстро ориентироваться в постоянно изменяющейся окружающей среде и оперативно принимать правильные решения, у того и шансов на выживание и дальнейшую эволюцию гораздо больше, чем у недальновидных и медленно соображающих сородичей.

Разумеется, социология не сводится к биологии, но в целом эти же принципы применимы как к коммерческим компаниям вообще, так и к ИТ-компаниям в частности. Поэтому нет ничего удивительного в том, что декабрьский вебинар «Итоги ИТ-рынка 2022: от общего к частному», ведущими которого были исполнительный директор Ассоциации российских разработчиков и производителей электроники (АРПЭ) Иван Покровский и топ-менеджеры компании «Аэродиск» (генеральный директор Вячеслав Володкович и коммерческий директор Тимур Мустафаев) вызвал интерес большого числа специалистов, так или иначе причастных к изготовлению или потреблению ИТ-оборудования и «ИТ-комплектующих». Под последними в данном случае понимается очень широкий спектр изделий — от микросхем разной степени сложности и других электронных компонентов до отдельных узлов, используемых при изготовлении серверов, СХД, а также различных периферийных и телекоммуникационных устройств. Ведь многим участникам ИТ-канала хочется понять, что будет с российскими рынками ИТ-оборудования и ИТ-комплектующих в обозримом будущем. Если, конечно, не возникнет новых, cовсем уж неожиданных форс-мажоров.

Иван Покровский отметил, что российский рынок электронных компонентов очень мал и в последние годы составлял около 0,4% от глобального. А сейчас, видимо, стал ещё меньше — около 0,3%. Итак, где мы находимся в настоящее время, примерно понятно. А где хотим быть? Ответ на этот вопрос можно найти на сайте АРПЭ. Там заветная цель обозначена так: «5% мирового рынка электроники». Сроки достижения этой цели (хотя бы самые приблизительные) на сайте не обозначены, но сказано, что именно вокруг данной цели объединились учредители ассоциации. Перечислены на сайте АРПЭ и основные задачи, которые необходимо решить для достижения этой цели. Вот 5 задач, на которые направлена деятельность АРПЭ (задачи эти формулировались, видимо, до начала СВО):

  • государственное регулирование: за счёт государственного регулирования создать в России рыночный спрос, который станет опорным для российской электронной промышленности на первом этапе стратегии развития;
  • экспорт: обеспечить опережающий рост экспорта, а по итогам реализации стратегии сделать экспорт основным источником доходов для большинства компаний отрасли;
  • инвестиции: сконцентрировать отраслевые инвестиционные ресурсы на решение наиболее перспективных технологических и инжиниринговых задач, связанных с формированием новых или трансформацией существующих рынков электроники;
  • кооперация: многократно расширить число кооперационных связей между предприятиями отрасли и объем работ, выполняемых в кооперации;
  • кадры: в каждом отраслевом кластере электронной промышленности на базе ведущих технических университетов создать центры подготовки инженерных и управленческих кадров высшей квалификации для реализации проектов развития отрасли;
  • сокращение барьеров: устранить избыточные административные барьеры и риски, которые снижают привлекательность отрасли для частных инвестиций.

В то же время, как мы уже отмечали, на государственном уровне однозначного ответа на вопрос о том, что именно и в каком порядке следует делать для восстановления некогда весьма могущественной отечественной электронной промышленности, пока нет. Нет даже ясности в том, изготовление каких именно микросхем нам следует наращивать в первую очередь. По некоторым оценкам, в мире в целом «порядка 70% чипов производится на техпроцессах не хуже 65 нм; ещё примерно 10% приходится на 90-130 нм, и лишь оставшиеся приблизительно 20% на 180+ нм».

Однако Иван Покровский полагает, что микросхемы, изготавливаемые по техпроцессу 90 нм, нельзя назвать морально устаревшими, так как они до сих пор успешно используются в самых различных устройствах, в том числе, выпускаемых очень известными зарубежными фирмам: «Производство таких микросхем в нашей стране освоено. Например, на заводе „Микрон“. Но оно просто микроскопическое. Поэтому его надо увеличить даже не в разы, а в десятки раз. Это позволит создать школу технологов, развить инженерные компетенции и подготовить базу для освоения более совершенных технологий. Что же касается микросхем с топологией ниже 28 нм, то лично я сомневаюсь в том, что мощности для их серийного производства появятся в нашей стране в ближайшие 5 лет. Но это и не так важно. Фабрик с современным литографическим оборудованием в мире много. Главное — не потерять коллективы разработчиков микросхем».

Кроме того, Иван Покровский полагает, что не надо строить вертикально-интегрированные структуры, в руках которых сосредоточено как проектирование, так и производство (а то и сбыт) микросхем. Надо сооружать полупроводниковые фабрики, привлекательные для широкого круга fabless-компаний. Эти фабрики, по его мнению, должны быть самодостаточными предприятиями, выполняющими заказы десятков независимых дизайн-центров (fabless-компаний). Одним словом, Иван Покровский борется за создание широкой экосистемы российских разработчиков микросхем.

Интересные вещи происходят на российском рынке СХД

Понятно, что после ухода с нешего рынка крупных транснациональных производителей доля последних должна каким-то образом перераспределиться между известными российскими брендами и мало известными, а то и вовсе неизвестными зарубежными производителями. Но в какой пропорции? Ответ на этот вопрос ведущие вебинара не знают. Однако они отмечают, что по итогам нынешнего года этот рынок может заметно сократиться.

А ведь как все радужно выглядело в относительно недалеком прошлом. По оценкам IDC (IDC EMEA Quarterly Enterprise Storage Systems Tracker), в IV кв. 2021 г. на российский рынок было поставлено внешних систем хранения данных на общую сумму 211,51 млн долл. При этом рынок СХД вырос на 34,2% в денежном выражении год к году, хотя объем поставленных емкостей снизился на 12,3% по отношению к третьему кварталу. По итогам квартала на российском рынке внешних систем хранения данных лидировали компании Huawei, YADRO и Dell Technologies с долями в 39,1%, 20,9% и 9,5% в денежном выражении соответственно. По объему поставленных мощностей лидером являлись компания YADRO, за ней следуют компании Huawei и Dell Technologies.

Системы среднего класса традиционно оставляют основу рынка с долей в 53,9% в денежном выражении. Доли систем на базе флэш-накопителей и гибридных систем составили в денежном выражении 41,9% и 34,1% соответственно.

О тенденциях нынешнего года Тимур Мустафаев говорит так: «Если раньше интерес к отечественным серверам и СХД проявляли лишь государственные учреждения и крупные предприятия, вынужденные выполнять программы импортозамещения и соблюдать требования 44-ФЗ и 223-ФЗ, то теперь очень заметный спрос на это оборудование наблюдается со стороны небольших и средних коммерческих предприятий, которые в выборе поставщиков ничем не ограничены».

На вопрос о том, на какую величину по итогам нынешнего может упасть российский рынок СХД, ведущие вебинара также затруднились ответить. Поэтому пока остается лишь ориентироваться на мрачноватые мартовские прогнозы IDC, согласно которым по итогам года различные «железные» и софтверные сегменты отечественного ИТ-рынка (в долларах год к году) могут упасть на 30-45%. При этом небольшой рост (менее 10% в долларах) возможен лишь для поставщиков ИТ-услуг.

Неопределенность с динамикой российского рынка ИТ-оборудования обусловлена, среди прочего, опубликованным в марте «Перечнем товаров и оборудования, временно запрещённых к вывозу из России», в который включено свыше 200 наименований товаров, включая различное ИКТ-оборудование. Этот Перечень (в ноябре его действие продлено до конца 2023 г.), в частности, влияет на судьбу ИТ-оборудования, оставшегося на складах официальных дистрибьюторов после ухода их производителей из России. По понятным причинам, не афишируется ни величина, ни судьба этих складских запасов.

Молодым везде у нас дорога. Но не такая, как в некоторых других странах

Как известно, разного рода форс-мажоры, принципиально новые технологии и радикальные изменения окружающей среды приводят не только к прекращению деятельности некогда преуспевающих предприятий, но и к появлению множества стартапов, стремящихся воспользоваться ситуацией для реализации давно зреющих у них идей.

Классический путь стартапа, который смог выжить в нелегкой борьбе за место под солнцем, иллюстрирует рисунок, заимствованный с сайта VC.ru. Впрочем, такого рода рисунки можно найти во множестве зарубежных и переводных книг, посвященных различным аспектам деятельности стартапов.

Но в какой степени этот путь (c точки зрения источников финансирования) может быть реализован в исторически сложившихся российских реалиях? На наш вопрос Вячеслав Володкович ответил так: «Поясню на личном примере. Мы, естественно, тоже когда-то были стартапом и последовательно прошли все классические стадии развития. Со всеми их особенностями. А вот с точки зрения источников финансирования все было не так, как в зарубежных учебных пособиях и научно-популярных книгах. Мы развивались лишь на личные средства, займы и банковские кредиты. А вот услугами бизнес-ангелов, а также посевных и венчурных фондов воспользоваться, увы, не удалось, хотя и хотелось. По той причине, что очень слабо у нас развиты эти институты. Однако, возможно, теперь получать гранты станет проще. Благодаря тому, что весной этого года на федеральном уровне были приняты важные указы и постановления».

Напомним: 2 марта 2022 г. вышел Указ Президента РФ «О мерах по обеспечению ускоренного развития отрасли информационных технологий в Российской Федерации». В пункте 1а которого Правительству РФ предписывается «обеспечить выделение ежегодно из федерального бюджета бюджетных ассигнований на осуществление грантовой поддержки перспективных разработок отечественных решений в области информационных технологий». А 17 марта во исполнение этого Указа 1 вышло Постановление Правительства РФ № 392 «Об утверждении Правил предоставления субсидии из федерального бюджета автономной некоммерческой организации „Центр поддержки инжиниринга и инноваций“ в целях создания инструментов доработки продукции технологических компаний под требования крупных корпораций», согласно которому ИТ-компании cмогут претендовать на гранты размером до 250 млн руб. Комментарии участников ИТ-рынка на этот счет можно найти здесь.

Источник: Владимир Митин

Версия для печати (без изображений)   Все новости