В апреле уходящего года цитируемые РБК эксперты оценивали темпы роста российского рынка ИТ-услуг в 4-5% ежегодно на интервале ближайших 3-5 лет, а в июне говорили уже об увеличении его на 15-20% по итогам одного только 2022-го. Основания для оптимизма на данном направлении — вполне объективные: в условиях значительной неопределённости с поставками и сопровождением зарубежного оборудования, недоступности глобальных облачных сервисов и т. п. заказчикам крайне трудно прогнозировать расходы на самостоятельное поддержание ИТ-инфраструктуры, тогда как заключённый с внешним поставщиком услуг контракт предусматривает предсказуемые фиксированные выплаты на протяжении долгого времени. Но это, в свою очередь, усиливает неопределённость в плане бизнес-планирования для самих поставщиков таких услуг.

Внутренние тонкости

По мнению Роберта Фалетры (Robert Faletra), председателя правления The Channel Company, подход «всё-как-услуга» (Everything as a Service, EaaS) на протяжении по меньшей мере пары десятков последних лет вызывал и у заказчиков, и у предоставляющих такой сервис компаний сугубо положительный отклик. Многие реселлеры и в США, и по всему миру, не исключая России, если не целиком переквалифицировались в поставщиков бизнес-критичных ИТ-услуг (strategic service providers, SSP), то начали получать заметную долю общей своей выручки именно за счёт развития этого направления.

Для клиентов SSP, как уже было отмечено, передача ИТ-инфраструктуры на аутсорсинг в том или ином виде (от внешнего обслуживания приобретённого ранее оборудования on-premises до полного перевода бизнес-процессов в облако) выгодна прежде всего снижением неопределённости в плане среднесрочных расходов на ИТ. В самом начале года руководство компании уже точно знает, сколько истратит к его концу по данной статье.

Причём если контракт с сервис-провайдером составлен грамотно, то в нём заранее прописаны и дополнительные выплаты за сезонное увеличение потребностей заказчика, и действия обеих сторон в непредвиденных обстоятельствах. Скажем, турагентства испытывают повышенную нагрузка на ИТ-инфраструктуру в тёплое время года и в праздники, ритейлеры — в сезоны высоких продаж, в случае утечки данных клиентов убытки покрывает страховка и т. п.

В то же время, обращает внимание Роберт Фалетра, преобразование партнёра второго уровня в поставщика бизнес-критичных ИТ-услуг порой требует преодоления определённого противодействия на уровне среднего менеджмента. Причина сопротивления, выражаемого явно или подспудно, чисто психологическая. Одно дело — получить крупный разовый бонус за большой контракт на поставку, установку и пусконаладку сложного ИТ-комплекса on-premises у заказчика. И совсем другое — когда даже сравнимый по величине бонус разделяется на 12 более скромных выплат на протяжении всего года.

Любопытно, указывает эксперт, что и на стороне заказчика средний менеджмент также может оказаться не в восторге от перехода с транзакционной модели организации ИТ-расходов к сервисной. Речь здесь идёт, конечно же, о представителях ИТ-(и, в меньшей степени, ИБ-)отдела. Нагрузка на профильное специализированное подразделение ощутимо снижается, штат его естественным образом усыхает, и если оно не ликвидируется полностью, то значительно сокращает свою значимость во внутрикорпоративной структуре. Что — с учётом тонкостей политических отношений внутри компании — может в немалой степени отразиться на моральном состоянии её коллектива и, в итоге, даже на общих бизнес-показателях.

Дорога в облака

Нынешняя ситуация макроэкономической неопределённости и высоких геополитических рисков бросает серьёзный вызов SSP-модели. Начать хотя бы с того, что при внушительных показателях инфляции, в «экономически развитых» странах до того не фиксировавшихся десятилетиями, прогнозировать расходы на крупные закупки аппаратного и программного обеспечения становится всё сложнее. Рост цен на электроэнергию повышает ТСО машинных залов сверх всяких ожиданий, а высококвалифицированные сотрудники принимаются требовать увеличения окладов. При этом поднимать — для заказчиков — соответствующими темпами плату за обслуживание сверх ранее оговорённой позволяет не каждый контракт. Да и не все клиенты готовы будут изыскать на это средства, — на них ведь тоже сказываются непростые рыночные реалии.

Однако именно в этом противоречивом характере EaaS как бизнес-модели в турбулентный период и заключено её преимущество как для заказчика, так, в конечном итоге, и для добросовестного поставщика бизнес-критичных ИТ-услуг. Зафиксированная по меньшей мере на год цена таких услуг означает для клиента возможность свободно распоряжаться прочими средствами, оперативно направляя их на ключевые для сохранения и развития своего бизнеса участки. Это повышает выживаемость компании, позволяет ей не просто удерживаться на плаву, но и занимать высвобождаемые менее удачливыми конкурентами доли своего рынка — и, в конечном итоге, побуждает её на следующем цикле развития затребовать не просто продление, но расширение действующего контракта у своего сервис-провайдера, делом доказавшего свою добросовестность и надёжность как контрагента.

Применительно к актуальным российским реалиям можно утверждать, что значимость SSP сегодня существенно выше, чем до 24-го февраля, — именно на этом, скорее всего, основаны процитированные выше предсказания опережающего роста отечественного сегмента ИТ-услуг. Ранее, когда представительства ведущих мировых брендов активно действовали в России, в том числе инвестируя немалые средства в сертификацию специалистов по своим продуктам и продвижение последних, найти (или за сравнительно небольшие средства воспитать у себя) знающих специалистов для обслуживания ИТ-инфраструктуры было гораздо проще. Поэтому заказчики выбирали ИТ-аутсорсинг скорее как средство перевода ИТ-затрат из CAPEX в OPEX, имея возможность в любой момент обеспечить обслуживание своей инфраструктуры силами собственного ИТ-отдела.

Теперь же инвестиции в повышение ИТ-компетенций сотрудников становятся неподъёмными для множества заказчиков — особенно с учётом того, как активно расширяется число представленных на российском рынке вендоров, как отечественных, так и из остающихся дружественными стран. Напротив, SSP получают возможность оттачивать свою экспертизу за счёт концентрации ресурсов — и при активной поддержке канала, включая продвигающих новые вендорские решения дистрибьюторов. И хотя навряд ли в обозримой перспективе наиболее критичные ИТ-услуги в России окажутся целиком переведены на аутсорсинг, значимость поставки таких услуг как эффективной бизнес-модели для участников ИТ-канала, непосредственно взаимодействующих с заказчиками, бесспорно возрастёт.

Источник: Максим Белоус, IT Channel News

Версия для печати (без изображений)   Все новости