Строить прогнозы в эпоху турбулентности — занятие практически бесперспективное, однако примерно ясен перечень трендов, которых российскому рынку никак не удастся миновать.

Кризис требует ИТ. Корпоративные заказчики всех размеров и форм будут изыскивать средства на внедрение и развитие цифровых инструментов. Оставшийся бизнес нуждается в «цифровой трансформации» (DX) и/или в цифровизации, так как это один из наиболее очевидных путей к увеличению рентабельности. Госструктуры и естественные монополии также заинтересованы в цифровизации — а также в DX, ведь это обязательное требование федерального проекта «Цифровое государственное управление»! Везде не хватает рабочих рук, поэтому выработку на одного сотрудника надо поднимать. Всем нужно увеличивать коэффициент утилизации оборудования, определять узкие места в бизнес-процессах, обеспечивать комплексную безопасность. Также важны «учет & контроль» и антифрод в разных формах — от «чтоб кассиры не обсчитывали» до борьбы с уклонением от налогов.

Курс на импортонезависимость будет сохранен. Особых альтернатив этому пути, собственно, и нет, так как глобальные вендоры не вернутся на российский рынок в обозримом будущем. Этому не способствуют ни политическая ситуация в мире, ни перспективы российской экономики. В девяностые/нулевые глобальные компании активно выходили на растущий рынок РФ, вкладывали огромные ресурсы в развитие канала, сервисной инфраструктуры, партнерской сети и прочих элементов, необходимых для успешного бизнеса в регионе. Сейчас созданное ушедшими вендорами практически полностью уничтожено — представительства закрыты, персонал представительств уже трудоустроен в других структурах, партнерская сеть разрушена, а партнеры вчиняют многомиллионные иски и т. д. Поэтому активно будут развиваться локальные российские продукты — в первую очередь, программные решения, сервисы, «облака» и т. д. Аппаратные решения тоже будут все чаще импортонезависимыми, как минимум — формально — хотя с ними будут определенные проблемы.

Импорт «санкционки» продолжится, так как корпоративные заказчики нуждаются в продуктах ушедших вендоров. Причины для этого могут быть как субъективные (привычки, доверие к брендам и пр.), так и объективные (например, наличие специалистов по поддержке систем конкретного вендора, отсутствие экономически выгодных альтернатив российского производства и т. д.). Для корпоративного оборудования — от СХД до принтеров для больших офисов, от «тяжелого телекома» до смартфонов — с альтернативами проблемы: зачастую их просто нет и даже непонятно, когда они могут появиться в импортонезависимом варианте и смогут ли в принципе.

Дистрибьюторы «прокачают» многопрофильность, причем как перестраивая поставки в рамках традиционного канала, так и работая в ранее несвойственных направлениях. Российские ИТ-дистрибьюторы и раньше выступали не столько «бокс муверами», сколько центрами компетенций, актуальных для партнеров, консалтинговых компаний, страховщиков, финансистов и бизнесов прочих специализаций, включая глобальных вендоров. Сейчас, когда глобальные компании предпочтут дистанцироваться от рынка РФ, необходимые действия для продвижения их продукции на российском рынке во многом будут выполнять дистрибьюторы, только, по понятным причинам, без поддержки вендоров в разных формах. Заметим, что часть задач, ранее выполняемых вендорами, на российском рынке возьмут на себя локальные компании других профилей — например, крупные интеграторы.

Риски для «параллельного импорта» возрастут еще сильнее, хотя они и сейчас крайне высоки. Новые партнерские отношения, схемы реализации поставок товаров без разрешения правообладателей, финансовые каналы и логистика в любой момент могут оказаться под ударом прямых или вторичных санкций. При этом зарубежные партнеры при перспективе возникновения малейших рисков от сотрудничества откажутся, что мгновенно создаст серьезный дефицит оборудования на российском рынке. Локальный ИТ-рынок зависит от поставок целых классов готовых изделий и отдельных компонент — процессоров, систем хранения данных, печатающих устройств корпоративного класса, элементов «тяжелого телекома» и т. д. — далеко не все из которых можно ввозить «в чемоданах».

Дефицит будет обязательно. Ситуация с компьютерным оборудованием на российском рынке будет суперпозицией из двух: локальной и глобальной. Во-первых, продолжает существовать глобальный дефицит чипов и готовых изделий — все еще не преодоленные последствия первых волн пандемии. Во-вторых, есть проблемы с поставкой в РФ: каналы, доступные для этого в настоящее время, далеки от оптимальности, причем как по своей стабильности, так и по пропускной способности. На рынке, возможно, это будет менее заметно — падающая покупательная способность корпоративных клиентов в условиях кризиса может несколько компенсировать ситуацию — но проблемы с поставками постепенно начнут приводить к дефициту вычислительных мощностей, а это серьезная проблема.

Виртуализация станет мэйнстримом, так как эта технология кроме гибкости и других известных преимуществ также способна обеспечить значительное — на десятки процентов! — повышение степени утилизации вычислительных ресурсов, что позволит в определенной степени демпфировать образующийся дефицит. Конечно, в плане демпфирования возможности виртуализации не безграничны, но на следующий год их должно хватить.

FinOps будет расширен. Очевидно, что «жирные годы» позади и в обозримой перспективе не вернутся, кризис будет затяжным и системным. В кризис денег станет меньше у всех — или почти у всех — но поведение корпоративных заказчиков в новых экономических условиях будет различным! Одни будут «резать косты» на ИТ, скатываясь к продлению функционирования имеющейся инфраструктуры, приобретая самую недорогую технику и т. д. Другие же будут очень тщательно подходить к анализу «стоимости владения», понимая, где можно прибегать к упомянутым выше методам, а где они окажутся в итоге более дорогими и нужны новые варианты действий — переход в «облако», аутсорс, приобретение услуг и т. д. Термин finops, описывающий комплекс действий для минимизации расходов — от применения аналитики до развития корпоративной культуры — пока затрагивает только «облака», но легко предположить, что он будет расширен и на другие элементы инфраструктуры, прежде всего, существующие в формате сервисов: HaaS/DaaS, «печать как услуга» и пр.

Окончание следует.

Источник: Александр Маляревский, внештатный обозреватель IT Channel News

Версия для печати (без изображений)   Все новости