Окончание. Начало тут

Дефицит рабочей силы будет нарастать в российском сегменте ИТ. Две волны релокации в этом году привели к оттоку из страны более 100 тыс. «айтишников» только по официальным данным. В настоящее время это не очень заметно для индустрии, так как порядка 80% продолжают работать на российские компании. Потерю 20 тыс. специалистов национальный ИТ-рынок, как видно, может пережить без особых последствий. Однако ситуация может измениться не в лучшую сторону, причем довольно значительно. Во-первых, не исключены новые волны релокации в наступающем году, которые увеличат общее количество уехавших. Во-вторых, сейчас активно обсуждают инициативы — как государственные, так и на уровне отдельных крупных компаний — призванные ограничить удаленную работу «айтишников» из-за пределов юрисдикции РФ, что уменьшит долю работающих на российское ИТ. Эти факторы — даже по отдельности — способны привести к прекращению работы с российскими компаниями дополнительных десятков тысяч специалистов, что создаст серьезные проблемы как ИТ-сегменту, так и всей национальной экономике.

Господдержка потребует осторожности. В настоящее время господдержка для национального ИТ-бизнеса крайне важна! Протекционистская политика государства, дополнительное финансирование по разным каналам, льготы (предоставляемые не только компаниям, но и отдельным сотрудникам — например, отсрочка от призыва, ипотека на спецусловиях и пр.), оперативные изменения в законодательстве и т. д. — все это работает на благо национальной ИТ-отрасли и, как следствие, всей экономики страны. Без господдержки было бы существенно сложнее избежать серьезных сбоев в функционировании ИТ-инфраструктуры при введении санкций и уходе с российского рынка глобальных компаний, а также с нужной скоростью реализовывать импортозамещение. Однако следует помнить о некоторых важных моментах. Во-первых, господдержка требует огромных денег, а возможности государства не беспредельны, поэтому не исключено сворачивание некоторых направлений в наступающем году. Во-вторых, рано или поздно государство начнет задавать вопросы об эффективности сделанных инвестиций. Например, почему в направлении AI доля российских решений составляет менее 0,1% от глобального рынка решений «искусственного интеллекта», хотя данное направление многократно было заявлено как государственный приоритет, в то время как для «облачных» решений, поддержка которых не была национальным проектом, соответствующий коэффициент оказался 1,1%? В обоих случаях процент непозволительно низок — напомним, что доля экономики РФ в глобальной составляла 3,07%, а в 2022, согласно прогнозам, снизится до 2,72%, по данным МВФ — но разница на порядок процента для AI и «облаков» вызывает вопросы...

Скандалы будут, причем в новых формах. Приведем в качестве примера ситуацию с контрафактными компьютерами российских производителей, которые стали появляться настолько часто, что начали беспокоить вендоров и отраслевые объединения, как сообщает ТАСС. Причина проста: контрафактная техника (заметим, с непредсказуемым качеством и непонятного происхождения!) по поддельным документам нужна мошенникам для участия в тендерах на поставку «железа» в госструктуры, КИИ и на другие объекты, где существуют требования российского происхождения оборудования. В кризисы традиционно активизируются разного рода жулики, поэтому в 2023 году, судя по всему, мы увидим еще более изощренные случаи мошенничества, способные привести к масштабным скандалам на рынке.

B2G продолжить доминировать в B2B. Основные объемы закупок на российском ИТ-рынке реализуют в рамках госпроектов, их совершают госструктуры или аффилированные с государством бизнесы. Эта особенность российского рынка не нова, сейчас доля B2G в структуре продаж, судя по всему, будет расти. Это потребует соблюдения ряда формальностей —соответствия требованиям «российского происхождения» продуктов для участия в тендерах.

Требования к «российскому происхождению» средств вычислительной техники будут смягчены. В Думе предполагают, что к 2028 году все компьютеры на внутреннем рынке будут российскими. Однако попытки создать уникальный стек на рынке размером в пару процентов от мирового — причем с рядом отсутствующих ключевых технологий разработки и производства — приведут к катастрофическим последствиям. Достижение обозначенного результата вряд ли возможно: крайне проблематично технически и нереально в плане экономической эффективности. Но заметим, что формально критерии «российскости» могут быть разными: вспомним, что в девяностые «красными компьютерами» называли системы, прошедшие отверточную сборку, и этого было достаточно.

Кибербезопасность станет отдельным сегментом ИТ, на одном уровне с «хардом» и «софтом». Причина проста: цифровые технологии настолько пронизывают процессы функционирования всех направлений — бизнеса, индустрии, госуправления и т. д., что обеспечение стабильной работы соответствующей инфраструктуры становится задачей первостепенной важности. Важно, что кибербезопасность продолжит повсеместное проникновение как в «хард» и «софт», так и в бизнес-процессы сливающихся ИТ и ОТ.

Наступающий год будет горячим и необычным, но это уже чувствует каждый, работающий в ИТ. Кроме перечисленных трендов с высокой степенью вероятности в наступающем 2023 будут и другие, которые возникнут как ответ ИТ на новые вызовы, появившиеся из-за технических, экономических или политических событий, а также возможных «черных лебедей».

Источник: Александр Маляревский, внештатный обозреватель IT Channel News

Версия для печати (без изображений)   Все новости