Почему повышенное внимание уделяем именно офисным пространствам? Потому, что от качества этих локаций, от их соответствия реалиям сегодняшнего дня, от их удобства для коллективов, рабочих групп и отдельных сотрудников очень сильно зависит производительность работы персонала. В современных условиях люди являются ключевым активом любого бизнеса, поэтому крайне важны обеспечение комфорта для их работы, различные формы материального и нематериального стимулирования.

Рабочие форматы для «белых воротничков» в последнее время развиваются с высокой скоростью, поэтому данное направление требует наиболее пристального рассмотрения. Высокая динамика процессов в этом сегменте требует активной разработки новых форматов с последующей проверкой гипотез, внедрений в реальных условиях и дальнейшего развития. Офисы становятся не только производственными помещениями для размещения «белых воротничков» и креативных специалистов, но и важными элементами корпоративной культуры.

Что происходит сейчас в российских условиях и как это соотносится с глобальными реалиями?

Контртренд набирает силу

Удаленная работа, с одной стороны, обладает рядом преимуществ, с другой — создает очевидные проблемы как для работников, так и для работодателей. Задачи управления командами, в которых часть сотрудников находится на «удаленке», в общих чертах решены почти у всех. Однако стал очевидным круг задач, которые в таком формате решать крайне проблематично.

Во-первых, при массовой «удаленке» оказывается крайне сложно вводить новых людей в коллектив. Особенно это касается молодых специалистов, которым в большинстве случаев приходится разъяснять много разных мелочей, что легко сделать при нахождении в одной комнате, но проблематично «на дистанции».

Во-вторых, у удаленных сотрудников нарастающие проблемы с социализацией. Рафинированные интроверты, которым комфортно работать в одиночестве, встречаются нечасто, большинству же людям остро не хватает повседневного живого общения с коллегами. Короткие разговоры в курилках, у кулера, за обедом или у офисной кофе-машины, как оказалось, нужны, а виртуализировать их проблематично.

Заметим, что эти короткие разговоры нужны не только для социализации сотрудников, но и полезны для решения рабочих вопросов. Обмен мнениями, взглядами и идеями в такой форме идет как внутри отдела, так и между представителями различных подразделений компании! О высокой полезности такого общения известно еще с пятидесятых, сейчас менеджмент и HR в очередной раз удостоверились в этом на практике.

Возможность переодеться во что-то отличное от домашней пижамы и побыть среди людей может компенсировать «третье место»: кафе, коворкинги, лобби, а в теплое время — парки и набережные. Пока пандемия не отпустила, применение «третьего места» в ряде случаев проблематично, но со спадом очередной волны, которую некоторые аналитики считают последней, у гибридно-занятых популярность формата «третьего места» возрастет вполне предсказуемо.

В столице количество предпочитающих «удаленку» заметно уменьшилось: с 76% в августе 2020 до 40% в августе 2021, как сообщает «Москвич Mag». Однако легко предположить, что работники, находящиеся в одном городе с офисами компании, в большинстве случаев будут практиковать гибридный формат занятости. В 2022 году гибридная работа станет «новой нормой», уверен Михаил Кадер, эксперт по информационной безопасности в Cisco, например, 98% совещаний будут включать в себя, как минимум, одного удаленного работника.

Напомним, что в современных условиях некоторая часть работников будет находиться далеко от столичных офисов — сотрудников все чаще привлекают из регионов, в том числе, и весьма отдаленных. Также восходящим трендом является формат «цифровых кочевников», который могут себе позволить высокооплачиваемые профессионалы, и их тоже приходится интегрировать в гибридные команды.

Что это значит для офисов?

Прежде всего, подчеркнем, что офисные пространства сохраняют высокую актуальность. «Слухи о моей смерти несколько преувеличены», — эти слова Марка Твена справедливы и для концепции офиса. Но концепция офиса меняется. С одной стороны, эти изменения направлены на развитие традиционных офисных пространств, с другой — на развитие офиса, обеспечивающего работу гибридных рабочих групп.

Спрос на офисы в Москве по итогам прошлого года удвоился, как сообщает РИА «Новости». Аналитики прогнозируют, что более значительное увеличение спроса будет в 2023 году, но к таким прогнозам следует относиться осторожно: слишком от многих факторов зависит спрос на офисную недвижимость и далеко не все их можно предусмотреть в российских реалиях больше чем на год. Пока отмечают повышенный спрос на офисы класса «А», но тут формат должен меняться.

Заметим, что изменения офисных форматов — процесс естественный и непрерывный. Например, на нашей памяти «кабинетную систему» сменила концепция «open space». Сейчас современные «присутственные места» все больше мигрируют в формат «гибкого офиса». Напомним, что под «гибким офисом» понимают тип рабочего пространства, сочетающий в себе множество функциональных рабочих зон, включая разнообразные переговорные под разный формат встреч, открытые пространства для отдыха и общения, «телефонные кабинки» для конфиденциальных бесед или сосредоточенной работы и т. д. Более того, изменения касаются даже определенных функциональных зон, например, ресепшн дополнительные возможности — кофе-зоны или локации для быстрых неформальных переговоров. Любая локация может быть выбрана в качестве «рабочего места» практически любым офисным сотрудником компании.

Пока такой формат не стал выраженным мэйнстримом — гибкие офисные пространства занимают всего 1,5% от общего объема офисов в Москве, по сообщению РИА, но легко предположить, что ряд элементов коворкинга компании реализуют своими силами. Кроме того, на проектирование гибких офисов растет спрос, что отмечают в дизайн-бюро. «Когда говорят слово „офис“, подразумевается именно гибкий формат», — говорит Николай Миловидов, управляющий партнер UNK corporate interiors, и отмечает, что такой формат организации пространства позволяет максимально оптимизировать офисные площади.

Однако на внедрении коворкингов развитие не заканчивается! Восходящим трендом, как считают специалисты, является «клубный офис», который можно рассматривать как «гибкий офис», снабженный дополнительными инфраструктурными элементами. «Клубный офис» создан для стимулирования сотрудников к возвращению в «присутственные места», предлагая наряду с удобными — и гибкими! — пространствами для работы также зоны для занятия спортом, хобби, шоппинга и т. д. Выраженный тренд на размещение в офисных центрах почтоматов или зон выдачи товаров из интернет-магазинов мы отмечали ранее. «Клубный» формат офиса становится эффективным инструментом корпоративной культуры, отмечает г-н Миловидов, спрос на который неуклонно растет: если в прошлом году на этот тип приходилось порядка 5% заявок на проектирование, то в наступившем году эта доля может вырасти до 10-15%.

Офис с фиксированным разделением функциональных зон, закрытыми пространствами и закрепленными рабочими местами полностью не уйдет в прошлое никогда, отмечает г-н Миловидов. Такие офисы характерны для ряда предприятий, например, для научно-производственных, работникам которых кроме компьютеров на рабочем месте необходимо и другое оборудование, структурам с повышенными требованиями к секретности и т. д.

Заметим, что новые требования для офисных пространств встречаются как в столицах, так и в регионах. Спрос на современные пространства, в том числе, коворкинговые, отмечает Айрат Мустафин, генеральный директор Liberum Navitas. Конечно, в регионах спрос на новые форматы меньше и по динамике несколько отстает от мегаполисов, но в отдаленных локациях тоже есть продвинутые компании, которые формируют и развивают собственную корпоративную культуру. Как показывает практика, инвестиции в корпоративную культуру — в том числе, и в офисные пространства — окупаются через создание новых продуктов и сервисов, привлечение новых клиентов и увеличение выручки, отмечает Мария Орловская, основатель и управляющий партнер TeamSonance.

Что это значит для ИТ?

Следует выделить как минимум три направления. Во-первых, офису нужна современная сетевая инфраструктура, способная обслуживать большое количество устройств, причем обладающих разными требованиями к подключению: одним нужно малое время отклика, другому — широкая полоса пропускания и т. д. Это означает необходимость очень аккуратного проектирования сетевых решений — как кабельной части, так и беспроводных соединений — способных решать самые разные задачи для большого количества подключенных устройств. Важно, что эта сетевая инфраструктура должна быть гибкой, поддерживать автоматическую оптимизацию и, по возможности, требовать минимального администрирования, то есть быть недорогой в эксплуатации. Откуда возьмется большое количество подключенных устройств, когда в офисе будет присутствовать только часть работников, и почему высокие требования к гибкости решения?

Важно, что офисное пространство должно быть зонировано, чтобы обеспечить отдельным работникам или группам работников нужные именно для них условия. Разумеется, для обеспечения таких задач в офисе должно быть много smart-устройств! Кроме того, к ИТ-инфраструктуре должны быть подключена «клубная» составляющая, например, спортивные тренажеры. Наконец, к ИТ-инфраструктуре должны без проблем подключаться компьютеры и другие цифровые устройства работников (других устройств, заметим, может быть достаточно много — планшеты, смарт-часы и т. д.), а также девайсы общего использования (принтеры, плоттеры, проекторы, видеопанели, сканеры и проч.).

Во-вторых, следует помнить, что для соответствия современным требованиям, причем за разумные деньги, офис должен пройти «цифровую трансформацию» (DX). Разумеется, современный офис должен быть smart-пространством, которое обладает управляемой инфраструктурой для подключения климатических устройств, решений для освещения, безопасности, мониторинга и т. д. Всеми ресурсами — от лампочек и кондиционеров до видеопанелей и переговорных — нужно гибко управлять, иначе будет крайне проблематично обеспечить высокую «степень утилизации» каждого ресурса и одновременно избежать неприятных коллизий с «овербукингом», например, когда на одну переговорную претендуют одновременно несколько групп сотрудников. Для этого нужно слияние цифровых технологий и операционной деятельности офис-менеджеров, что и является классическим вариантом DX.

В-третьих, офис для гибридных коллективов предусматривает наличие в компании нового уровня решений для управления персоналом и обеспечения безопасности. «Пару лет назад многие воспринимали кибербезопасность как формальную задачу и не стремились построить реальную защиту информационных ресурсов, — говорит Борис Симис, заместитель генерального директора Positive Technologies по развитию бизнеса. — 2021 год показал концептуальное изменение подхода к защите: бизнес понял, что кибербезопасность может быть результативной, и что ее результат должен быть измерим и понятен».

Безопасность должна быть интегральная — физическая, экономическая, информационная, привычный «кибербез» и т. д. Поверхность для атак огромная, структура сложная, постоянные внедрения новых приложений, переработка старых и проч. — все это для «безопасников» настоящий кошмар, в котором они могут разобраться только при наличии DX собственной деятельности и новых подходов к security, о которых мы писали. Безопасность должна быть «вплетена» во все компоненты как офиса, так и инфраструктуры компании — от микропрограммного обеспечения корпоративного принтера до DevSecOps в разработке приложений для повседневной деятельности компании.

Павел Анохин, генеральный директор HP Inc. в России, подчеркивает, что выбор коммерческих ПК должен быть, прежде всего, обусловлен вопросами кибербезопасности. Также в НР делают особый акцент на необходимости защиты других компонент «железной» инфраструктуры, например, принтеров и МФУ, которые тоже могут быть подвергнуты атакам. Отметим, что secure-решения также должны быть реализованы в инструментах для практики менеджмента. Речь идет, в первую очередь, об DLP- и EPM-системах, функциональные задачи которых порой пересекаются.

Еще раз отметим, что основным активом любой корпорации являются сотрудники, что в контексте нашего разговора означает, что их рабочую деятельность надо постоянно мониторить, чтобы на основании данных принимать решения для предотвращения утечек информации, хантинга конкурентами сотрудников и проч., а также для оптимального управления персоналом. Менеджмент тоже должен быть data-driven, чтобы руководство могло выполнять балансировку нагрузки, принимать управленческие решения по оптимизации работы отдельных сотрудников и целых подразделений, изменения бизнес-процессов, предотвращения «эмоционального выгорания» и т. д. Внедрение EPM-решений, по сути, тоже является DX, только для менеджмента: и тут мы видим слияние цифровых инструментов с повседневной операционной деятельностью.

Передовые корпорации активно развивают парк офисных помещений. Например, Google в Лондоне создает сразу два офиса. Этой зимой корпорация приобрела здание Central Saint Giles в центре британской столицы, заплатив за него миллиард, но это не все затраты: Google выполнит редизайн помещений, создав больше конференц-залов, открытых пространств для сотрудников и т. д., а для этого потребуются дополнительные инвестиции. Кроме этого офиса идет строительство штаб-квартиры, которая будет расположена тоже в Лондоне, в районе Кинг-кросс.

Вместо заключения

Мы наблюдаем формирование мощного и крупного вертикального рынка разноплановых ИТ-решений для офиса, эта «вертикаль» столь же сложна, как, например, для энергетики и для добывающей промышленности, но более распространена. Как и другие вертикальные рынки, «офисный» требует для решения проблем заказчиков совокупных усилий всех игроков канала, а также компаний-партнеров. В данном случае нужна как поставка оборудования и решение интеграционных задач, так и мощный консалтинг, в том числе, управленческий.

Готовых решений тут не существует, системы создают в зависимости от потребностей и финансовых возможностей заказчика. «Функциональное наполнение в каждом случае зависит от запроса и потребностей клиента», — говорит Альберт Исламов, директор департамента коммуникационных сервисов CTI. В идеале «офис будущего» — а CTI рассматривает его как рабочие места без ограничений пространства и применяемого устройства — должен представлять собой комплексное решение, но в реальных условиях изменения обычно происходят «лоскутно»: виртуальные рабочие места, «умные переговорные» и другие компоненты можно внедрять и по отдельности, но потом их придется объединять в единое решение.

Кроме того, «цифровая трансформация» является непрерывным процессом, как отмечает г-жа Орловская. Это полностью справедливо и для DX в офисах. Начиная сотрудничать с корпоративными заказчиками в этом направлении, участники рынка получают возможность играть «в долгую», что в современных условиях крайне важно.

Источник: Александр Маляревский, внештатный обозреватель СRN/RE

Версия для печати (без изображений)   Все новости