В медиа активно обсуждают возможный дефицит электроники в российской рознице. Тему поднял «КоммерсантЪ», к обсуждению подключились другие издания. Предполагают, что идущие почти подряд два «высоких сезона» — «скоро в школу» и «новогодние распродажи» — могут привести к дефициту товаров с региональных рынков, где берут начало каналы «параллельного импорта». В условиях дефицита региональные реселлеры сделают выбор в пользу внутренних рынков, в первую очередь удовлетворяя внутренний спрос, а это создаст недостаток товаров в РФ.

«За период действия механизма было ввезено продукции почти на 6,5 млрд долл. При этом делать точные прогнозы по объемам параллельного импорта достаточно сложно, но, опираясь на статистику за 2,5 месяца, ожидаемый объем ввоза продукции до конца года может составить порядка 16 млрд долл.», — сообщил вице-премьер, глава Минпромторга Денис Мантуров, пояснив, что прогноз основывается на оценке среднего объема параллельного импорта в месяц на уровне 2-2,5 млрд долл.

Реально ли возникновение проблем по такой схеме?

Нарисованная схема выглядит, мягко говоря, удивительно. Начнем с того, что, во-первых, упомянутые «высокие сезоны» не являются форс-мажорами, они повторяются каждый год. Поэтому осенне-зимний бум прекрасно знаком всем участникам канала, к нему готовятся заранее. Подготовились и сейчас, уже с учетом изменений, вызванных «параллельным импортом». Вряд ли кто-то считал, что ситуация с санкциями разрешится до сезона «back to school»!

Во-вторых, «параллельный импорт» тоже не является чем-то новым для рынков — как российского, так и «не недружественных стран» — ведь в условиях РФ он легализован еще весной: напомним, что Правительством России постановление № 506 было принято 29 марта. Согласитесь, что участники рынка по обе стороны границ располагали временем для налаживания контактов, отработки каналов перемещения товаров и общей оценки объемов поставок.

В-третьих, тезис о том, что «параллельный импорт» может быть удовлетворен «излишками» на складах региональных дистрибьюторов, выглядит совсем странно. Откуда на складах реселлеров из небольших регионов могут образоваться излишки ходовых моделей, да еще настолько большие, что могут обеспечить потребности намного более крупного российского рынка? Население РФ, напомним, более 145 млн, по данным Росстата, в то время как в Казахстане, например, проживает немногим более 19 млн, в ОАЭ — более 10 млн. Да и на более крупных рынках — например, индийском или, предположим, индонезийском — вряд ли может образоваться излишек в пару-тройку миллионов штук популярных «айфонов» или других столь же ходовых товаров.

Для товаров, поставляемых в формате «параллельного импорта», создают дополнительные послабления — например, отсутствует требование к предустановке софта, признанного обязательным на продаваемых в рублевой зоне компьютерах, смартфонах и планшетах — но это некритично. Отсутствие поддержки со стороны вендора куда как более важно для всех участников рынка, но ее постановлениями правительства не обеспечишь. Для поставщиков же основным отличием «параллельного импорта» от традиционного было и остается отсутствие обязательного разрешения правообладателя на ввоз товаров в РФ, хотя все остальные документы и процедуры остаются ровно те же, что и при традиционном импорте.

Для отдельных товарных позиций может возникнуть внезапный дефицит, удовлетворяя который реселлеры из «не недружественных стран» станут перед выбором «кому продавать?» и сделают его в пользу своих национальных рынков. Такая ситуация, в принципе, возможна, но никак не для всей номенклатуры поставляемых изделий! Причина проста: в данный момент на рынке нет никакого форс-мажора, более того, его появление ничего не предвещает.

Итак, объемы «параллельного импорта» настолько велики, что не могут быть обеспечены «складскими излишками». Поэтому под обеспечение товарами этого нового канала реэкспорта локальные реселлеры, разумеется, заранее разместили расширенные заказы у вендоров. Конечно же, профессионалы рынка учли неизбежный рост популярности «параллельного импорта» в условиях российской экономики, сезонность и ряд других факторов. Означает ли сказанное, что объективные причины для беспокойства отсутствуют, и дефицит товаров в рублевой зоне исключен? К сожалению, нет.

В чем реальные риски?

Сложно представить, чтобы «внезапные» приросты объемов небольших стран остались незамеченными на стороне вендоров. Все всё прекрасно понимают!

В прозрачности ситуации и состоит проблема! Во-первых, вендоры могут отказать в дополнительных объемах локальным реселлерам из стран, являющихся «не недружественными» для РФ, прекрасно понимая, куда и как будут перемещены эти «дополнительные» товары. Заметим, что это может произойти по разным причинам: как по решению самих вендоров, так и по требованию правительств стран, в юрисдикции которых находятся компании. Во-вторых, запрет на реэкспорт в любой момент может быть наложен правительствами стран, в которых начинаются каналы «параллельного импорта». Эти правительства совсем не заинтересованы в ситуации, когда вполне реален риск получить обвинения в помощи РФ при обходе санкций и подставить под санкции собственные страны.

Крайне неприятной особенностью «параллельного импорта» является не только узость канала и увеличенная сложность логистики, но и повышенные риски, из-за которых канал потенциально нестабилен, как мы и отмечали. За все потенциальные риски и дополнительные усложнения будет платить, разумеется, конечный покупатель. А вот платежный ресурс массового покупателя в РФ, мягко говоря, «не резиновый».

Продолжение следует.

Источник: Александр Маляревский, внештатный обозреватель IT Channel News

Версия для печати (без изображений)   Все новости