На развитие экономики основное влияние будут оказывать не новомодные DeFi, а зрелые digital-инструменты, решающие классические задачи традиционного бизнеса. Какие решения и какие внедрения будут наиболее показательными в наступившем году?

Новые кейсы DX

«Цифровая трансформация» (DX) активно идет на рынках всех регионов. «Компании активнее реализуют программы „цифровой трансформации“, чтобы быть более конкурентоспособными, оптимизировать затраты и внедрять технологии будущего», — говорил Борис Щербаков, вице-президент и генеральный директор Dell Technologies в России, комментируя очередной «Индекс цифровой трансформации Dell Technologies» (Digital Transformation Index — DT Index), который компания представляет ежегодно весной. Большинство российских компаний и госорганизаций — 85%! — ускорили внедрение программ цифровой трансформации; локальные цифры тут несколько выше среднемировых — глобально данный параметр составлял 80%.

Активность бизнеса в деле DX, конечно, отрадна. «Предприятия, которые эффективно используют данные и „искусственный интеллект“, лучше приспосабливаются и развиваются в условиях динамичного, постоянно изменяющегося рынка», — говорил Кумар Сриканти, технический директор и руководитель подразделения по разработке программного обеспечения в Hewlett Packard Enterprise.

Но возникает вопрос: где кейсы с мощными «success stories», обладающими выраженным вау-эффектом? За последнее время такие неизвестны! Пока не появилось ни одного кейса, сравнимого по выразительности со ставшим классическим прецедентом Uber и смежными с ним: от DX для сервисов такси до многочисленных «юберизаций» различного транспорта и оборудования. Хочется верить, что новый год принесет кейсы, которые откроют новые грани DX и привлекут к данному направлению как заказчиков, так и игроков рынка.

Взлет ВРМ

Системы для автоматизации бизнес-процессов (Business Process Management, BPM), строго говоря, не являются новым классом софта для бизнеса, но пока обладают непозволительно малой популярностью. Принцип прост: деятельность компании формализуют, представляя как сеть связанных между собой бизнес-процессов, каждый из которых представляет собой целенаправленную деятельность сотрудников, носит завершенный характер и приводит к определенному результату. Система бизнес-процессов в компании может быть представлена как алгоритм из последовательности задач, который может быть легко автоматизирован.

Задачи в ВРМ находятся на уровень выше прикладных систем, которые привычны для традиционных ИТ — бухгалтерии, клиент-банка, складского учета, выписки счетов, CRM и т. д. Автоматизируя ВРМ, придется наладить связь с прикладными системами, что упростит работу сотрудников и повысит эффективность их повседневной деятельности. Например, работая над бизнес-процессом, сотрудник в режиме одного окна получает доступ к разным прикладным системам, причем заполнение форм во многом оптимизировано, чтобы избежать, например, непроизводительного дублирования при ручном вводе информации. Менеджмент после внедрения ВРМ тоже во многом избавлен от рутины, так как ряд задач учета и контроля в данном случае могут быть автоматизированы. Широкие возможности открываются для оптимизации деятельности предприятия — «бутылочные горлышки» в бизнес-процессах становятся прекрасно видны.

Внедрение ВМР-систем, как легко видеть, задача на стыке интеграции (нужно обеспечить совместную работу систем) и программирования (настройка представляет собой программное описание алгоритмов бизнес-процессов, в большинстве случаев выполняемое методами low-code), а также консалтинга (перед автоматизацией бизнес-процессы нужно фрагментировать, формализовать и оптимизировать). Заметим, что ВРМ по своей сути очень похож на DX — тут тоже происходит оптимизация бизнес-процессов с использованием digital-инструментов. Однако DX предусматривает радикальные изменения в деятельности предприятия, в том числе, изменяющие парадигмы, концепции и бизнес-схемы, а BPM направлен на оптимизацию имеющихся рабочих схем и для «потрясания основ» не предназначен, хотя обладает способностью гибкой подстройки под изменяемые схемы работы предприятия.

Однако экономический эффект от внедрения ВРМ может быть сравним с результатами DX — прибыль возрастает на единицы, а то и на десятки процентов. Хочется верить, что такие решения станут популярными среди российских заказчиков, что уже в этом году мы увидим заметный рост заказов на такие задачи, покупок ВРМ-платформ и успешных внедрений.

Активное использование «цифровых двойников» и BIM-решений также является ожидаемым трендом для 2022. Такие решения позволяют поднять на новый уровень возможности учета и контроля, а также открывают широкие возможности для моделирования ситуации. Проверки гипотез в формате «а что будет, если...», выполняемые на достаточно точных и детализированных «цифровых образах» реальных систем позволяет с минимальными затратами и без дополнительных рисков искать оптимальные пути развития, проектировать схемы развития, планировать действия в форс-мажорных ситуациях и т. д.

Сквозная цифровизация как общий тренд

Внедрение автоматизированной ВРМ-системы наиболее эффективно при наличии сквозной цифровизации на предприятии. Строго говоря, ВРМ эффективна даже при работе в рамках отдельно взятого подразделения в компании, но лучше, когда такая система охватывает все бизнес-структуры целиком.

Сквозная цифровизация по сравнению с «лоскутной» обеспечивает ряд преимуществ, в частности, учет & контроль можно вести по всей технологической цепочке, отслеживая процессы создания стоимости, «усушку-утруску», качество создаваемого продукта и многие другие параметры, которые после анализа позволят применять data-driven-решения на уровне как отделов и цехов, так и всего предприятия.

Массовое распространение роботов

Роботизация во всех формах — начиная от создания программных роботов (в том числе, и для рассмотренных выше ВРМ-систем) и заканчивая внедрением роботов промышленных — является острой необходимостью для развития национальной экономики. Заметим, что РФ существенно отстает по уровню проникновения роботов в индустрии. Например, промышленных роботов на 10 тыс. работников в РФ только 6, как отметил Дмитрий Капишников, генеральный директор Kuka Robotics в России, выступая в прошлом году на Форуме «Роботизация как драйвер роста производства» и ссылаясь на данные International Federation of Robotics (IFR), в то время как средний параметр «по шарику» составляет 126. Регионы-лидеры, что предсказуемо, превышают средний показатель — Китае на 10 тыс. работников приходится около 180 роботов, в Европе более 700.

Про роботизацию мы недавно говорили, сейчас лишь отметим, что внедрение роботов обеспечивает ряд позитивных изменений. Во-первых, растет производительность труда в компании. Во-вторых, роботизация позволяет освободить сотрудников от ряда рутинных операций. В-третьих, роботы снимают остроту проблемы с нехваткой кадров, которая становится все более выражена во всех отраслях экономики. В-четвертых, роботы способствуют повышению непрерывности бизнес-процессов в компаниях — они не болеют, не увольняются, не уходят в отпуска, могут работать в режиме 24×7. Наконец, роботы придают производству нужную гибкость, как подчеркнул г-н Капишников.

Робот не будет эффективен в отрыве от бизнес-процессов предприятия, подчеркивает Андрей Филатов, генеральный директор SAP, также выступавший на Форуме. Например, эффективность нужно повышать по всей цепочке. Если с новыми показателями будет трудиться только робот, отмечает г-н Филатов, все упрется в первое же «узкое место», что приведет к очевидным проблемам. Индустрии нужны профильные специалисты по внедрениям роботов, отметил г-н Капишников, а они в дефиците. Внедрение роботов также представляет собой задачу на стыке системной интеграции с оптимизацией производственных и бизнес-процессов на предприятии.

Успехи импортозамещения

Тема импортозамещения большая и сложная, в ней сплелись технические, политические, экономические и другие механизмы. В январе мы подробней поговорим про импортозамещение, сейчас лишь отметим, что для его успеха нужны три момента. Во-первых, необходим переход от «лоскутного» импортозамещения к созданию полноценных санкционно-устойчивых стеков. Во-вторых, российским вендорам, по понятным экономическим причинам, чтобы сохранить экономическую эффективность с продукцией, создаваемой под задачи импортозамещения, нужно выходить на глобальные рынки. В-третьих, говорить об успехе импортозамещения можно только в том случае, если помимо решения политических задач обеспечения санкционной устойчивости российские стеки начнут применять для DX.

Вместо заключения

На основании технологии можно строить новые бизнес-процессы и новые бизнесы, напомнил Виктор Беспалов, генеральный директор Siemens Digital Industries Software в России, СНГ и Турции, выступая на Форуме. Мы хотим видеть в наступившем году большое количество разных success stories, связанных с применением технологий digital как для масштабных «цифровых трансформаций» разных предприятий, так и для перестройки работы в менее крупных масштабах — в отделах и даже на уровне отдельных операций в процессе производства.


Версия для печати (без изображений)