Мне всегда было интересно читать то, что пишет Рубен Герр. Какие-то его статьи вызывали раздумья нетривиальным взглядом на давно знакомые вещи, какие-то — ностальгические воспоминания о научном прошлом, когда все ездили на конференции и дружно общались за рюмкой чая. А недавняя («Экономическая комедия», CRN/RE № 3, 1998) вызвала желание несколько повозражать и — да простит меня Бог за дерзкую непочтительность к старшим! — кое-где поправить, неким образом заступиться за софтверный рынок, названный автором «одним из самых уродливых явлений компьютерного бизнеса». (Хотя, подозреваю, что некоторые пассажи из этой статьи носят нарочито «провокационный» характер.)

За что ж Вы его так, софтверный-то рынок, сплеча ругаете? Да еще не оговорив, как это принято, область определения функции: какой рынок имеется в виду — наш, отечественный, или их, западный? Если наш, то вообще говоря, не в софтвере дело, а в экономической ситуации в целом, и здесь, не боясь особо ошибиться, Ваши слова можно отнести ко всей нашей экономике — когда общество хочет пройти какие-то ступени развития слишком быстро, то возникает много причудливого. Если же иметь в виду рынок западный, то я не вижу, в чем же его уродливость? В том, что программы быстро устаревают, а фирмы-разработчики вынуждают пользователей покупать все новые и новые версии — так это явление общее для рыночной экономики вообще, цикл жизни товара (вещи) здесь стараются сделать очень небольшим, чтобы сохранить рынок, желание покупать и возможность продавать. И это относится не только к программам — стало общим местом описывать случаи, а точнее говоря, стиль жизни, когда люди выбрасывают вещи (телевизоры, мебель, одежду, автомобили (!) и пр.) не потому, что они сломались или пришли в негодность, а потому что вышли из моды, морально устарели, появились новые модели, есть желание и возможность купить новые. И это нормально и давно привычно. У них. К сожалению (или к счастью?), пока не у нас. Мы (во всяком случае, наше поколение) жили в других условиях и воспитывались на других примерах. Не будем останавливаться на том, хорошо это или плохо — и то и другое: в этих условиях мы научились беречь свое личное (мой телевизор, диван, пальто), но не умеем сохранять общее (например, природу) и можем наплевательски отнестись к чужому (соседскому). Психология коммунальной квартиры: в комнате мое, в коридоре общее, а за порогом — вообще хоть трава не расти. Но это рассуждения общие, о ситуации в целом. А есть и конкретные.

«Программы как товар особого рода». А собственно говоря, что в нем особого? То, что его нельзя пощупать, программе «не соответствует никакой вещественный объект»? Так ведь таких товаров очень много, и от этого они не теряют названия товара: батарейки покупают не из-за их металлического корпуса, а из-за «содержащегося внутри» электричества — тоже субстанция весьма невещественная, в руки не возьмешь. А книги? Ведь их приобретают не для того, чтобы в доме стало на 500 г. больше бумаги, а чтобы использовать (прочитать) то, что на ней написано, бумага же здесь, как и дискеты, — носитель информации. Да и много чего еще: газеты, аудио- и видеопродукция, кинофильмы и другие плоды интеллектуальной деятельности... Они тоже «рядятся в одежды товара»? Почему ни у кого не возникает сомнения, что кассета с видеофильмом — это просто товар, а не «товар особого рода»? Да и многое мы сегодня покупаем не потому, что сносилось, а потому, что появилось новое, лучше. Но наше с Вами поколение, Рубен, еще не привыкло к тому, что следует выбросить рубашку только из-за того, что в нынешнем сезоне носят другие воротнички. Этого же мы хотим и от программ, чтобы они были если не вечны, то хотя бы максимально долговечны.

А по поводу того, что «если бы кто-то подготовил идеальный программный пакет, он бы очень быстро прогорел даже в отсутствие компьютерного пиратства», позвольте не согласиться. Идеальный пакет — это такая же утопия, как «идеальные колготки» или «непревзойденная книга». Меняются времена, пристрастия, интересы — и вот прежде непревзойденное уже вызывает мягкую улыбку или удивление, а рука и взгляд тянутся к новому, просто новому. А если говорить о конкретных программных пакетах, то посмотрела бы я на того, кто заявит, что создал «идеальную бухгалтерскую программу» в условиях нашей экономики...

«Нестандартные стандарты» — Вы сетуете на то, что разработчики программ не заботятся об унификации и стандартизации своей продукции, что программы не стыкуются друг с другом. Это явление нормальное для молодого сектора рынка, каким является софтверный. Ведь на заре промышленного производства об этом тоже заботились не все, лишь сейчас в большинстве стран Европы и Америки приняты единые стандарты, — например, на резьбовые соединения. А совсем недавно, если кто помнит, в наших отечественных проигрывателях и магнитофонах были одни разъемы для подключения к другим устройствам (или просто вилка, или трех-пятиштырьковые штекеры, причем распайка концов в них также могла быть по усмотрению производителя), а в импортной аппаратуре — совсем другие. И лишь на нашей уже памяти это было стандартизовано, потом стандарты сменились еще раз, и сейчас эти разъемы, уже не пяти- или трех-, а одноштырьковые (правда, разного диаметра, но к ним предусматриваются переходники). А электричество напряжением 220 В? А ширина магнитных и видеолент? Иными словами, стандартизация и совместимость появляются тогда, когда становятся экономически целесообразными для производителя и необходимыми для мотивации покупателя. И Вы совершенно правы, что и в области ПО они появятся — тогда, когда люди начнут пользоваться программами через Сеть, когда это будет экономически выгодно. Выгодно будет и ПО делать более совершенным и долговечным, не размениваясь на многочисленные версии. Да и изменения вносить будет технологически проще — только в Сеть (не надо выпускать тираж с новой версией).

Впрочем, первые ростки стандартизации появляются уже сейчас. И фраза о том, что «изделия разных фирм везде, где это только возможно, не стыкуются между собой...Форматы данных для разных версий программного пакета одной и той же фирмы тоже, как правило, различны» все же немного запоздала. Если говорить о секторе рынка финансово-экономического и бухгалтерского ПО, то здесь как раз наблюдается в последнее время стремление к интеграции: фирмы, продвигающие, например, системы для автоматизации торговли или расчета заработной платы, стремятся к тому, чтобы эти системы были совместимы, по крайней мере с несколькими программами для бухгалтерского учета, а компании, выпускающие на рынок Windows-версии своих продуктов, пекутся о том, чтобы это были полноценные Windows-приложения.

«О борьбе с пиратством». Компьютерные программы здесь тоже ничего оригинального в окружающую действительность не привнесли: видеопиратство процветает, книги пиратским способом (нелегально, без договора с автором) издают, записи артистов без оплаты им гонорара используют, и уже давно. И законы, порицающие несанкционированное использование результатов чужого труда, уже давно сложились как «неписаные», и в законах нашли отражение: как авторское право, патентное право, правовое преследование подделок и фальшивок (а что такое пиратская программа, как не подделка, — то дискета не читается, то с диска инсталлируется с ошибками или вообще никак, а с изготовителя подделок и спросить нечего).

И наконец главное. «Товарно-денежные отношения отнюдь не единственный способ оплаты чужого труда. Из странного товара программы должны стать вполне нормальной платной услугой». Приношу извинения за столь длинную цитату, но дело как раз в том, что товарно-денежные отношения — единственный способ оплаты чужого труда. С тех времен, когда в обществе стало господствовать общественное разделение труда, т. е. сразу после натурального хозяйства. А что касается платных услуг, то ведь услуги — это тоже товар (в экономике). Увы, когда мы с Вами учились в вузах, политэкономия социализма, продвигавшая обобществление производства, продукции и всего, чего угодно, настолько запудрила нам мозги, что классическая формула «товар-деньги-товар», видимо, начала восприниматься негативно, как чуть ли не ругательная, и до сих пор подсознательно отторгается. Но, увы, она имеет место быть, как бы мы ни сопротивлялись. И товарно-денежные отношения — то единственное, что правит современной экономикой (я, разумеется, не касаюсь здесь других видов отношений — родственных, семейных, интимных и прочих человеческих, хотя и их роль в экономике и человеческой истории, как мы знаем, весьма велика, но про это — иная повесть). Даже наш пресловутый бартер, очень напоминающий жизнь при натуральном хозяйстве, и тот осуществляется путем пересчета цен меняемых товаров на денежные эквиваленты, а отнюдь не происходит примитивным количественным обменом: один арбуз на один трактор.

И путь от товара к услуге для программы так же закономерен, как для многих других видов продукции. Вот несколько простых примеров. Существует возможность купить пылесос, полотер и прочую бытовую технику для уборки квартиры. А можно вызвать уборщицу и заплатить ей деньги. Тогда не нужно покупать технику, уборщица принесет свой пылесос и моющие средства и уберет. Или другая возможность: недавно мне в почтовый ящик опустили рекламу о прокате моющих пылесосов — «ведь он бывает нужен вам 1 раз в 1—3 месяца, к тому же не будет загромождать вашу квартиру, а прокат стоит дешевле, чем покупка нового пылесоса». Так обычный товар — пылесос — превратился в различные виды услуг, не перестав одновременно оставаться и товаром. А у покупателя появилась возможность выбора. Другой пример — стиральная машина и услуги прачечной. Или собственный автомобиль и услуги такси или водителя, который будет возить вас на своей машине. Любой из нас сможет придумать таких примеров не один десяток, другое дело, что у нас не всегда есть материальная возможность или яркая необходимость нанять уборщицу или водителя, и убирать самому или даже купить машину порой дешевле (или удобнее). Но на Западе рынок услуг развит гораздо лучше, а соотношение цен на услуги и величины зарплат гораздо более гуманно, чем здесь, в России.

Что же происходит на софтверном рынке? О западном могу судить в основном по периодике и другой литературе, поэтому лучше порассуждаю о нашем отечественном, о котором знаю не понаслышке.

Так сложилось, что наш софтверный рынок в силу объективных причин начал формироваться уже тогда, когда зарубежный шагнул далеко вперед (здесь я имею в виду именно рынок, а не научные исследования и научные школы в этой области, благодаря которым наши программисты и за рубежом идут нарасхват). Поэтому то, что мы сейчас имеем, в большой степени являет собой то, что мы успели захватить. Что же мы успели? (В произвольном порядке.)

Во-первых, финансово-экономический софт: бухгалтерские и управленческие пакеты, программы для финансового анализа и планирования, деловые игры и даже «домашние бухгалтерии». Здесь ситуация складывалась наиболее благоприятным образом, так как своеобразная наша экономика в течение примерно десятка лет давала нашим разработчикам карт-бланш (или фору, если угодно), не принимая в свое лоно ни одну западную разработку в этой области. Действительно, в какой западной программе возможны такие чудеса, как бартер, оплата черным налом (да и белый — тоже анахронизм), надбавки к зарплате за совмещение профессий и за сверхурочные одновременно, исправление договоров задним числом, двойная бухгалтерия (для себя и для налоговой инспекции)? Благодаря таким почти тепличным условиям этот сектор программного рынка вырос и окреп, начиная с прошлого года активно прирастает Windows-версиями ПП (первые ласточки появлялись и раньше) и с высокой эффективностью преобразует свои бухгалтерские ПП в «комплексные системы для управления предприятием» (кто-то с большим основанием, кто-то — с меньшим). Конечно, любому персонажу из этой области еще очень далеко до R/3 (фирма SAP), но у этой системы за спиной 25 лет развития и 500 млн. долл. инвестиций только в разработку! Тем не менее темпы, с которыми развивается наше бухгалтерское и экономическое ПО, радуют. Однако фора кончается, уже в прошлом году на отечественном рынке появилось около десятка персонажей «оттуда» с вполне локализованными и доработанными продуктами, уже практически готовыми к превратностям нашей экономики и даже с почти приемлемыми ценами. Так что нашим придется либо потесниться, либо поднажать.

Другой сегмент рынка ПО — обучающие программы. Также довольно-таки национально-ориентированные продукты. Начало положили ПП, обучающие иностранным языкам, в последнее время получили развитие и программы для школьного обучения или подготовки к поступлению в вуз. Востребованность этих ПП была существенно меньшей, как и платежеспособность этого сегмента потребителей.

Еще один интересный пласт рынка — программы для распознавания (текста, речи), переводчики и словари.

Четвертый, весьма активно развивающийся сектор, компьютерные игры. Несмотря на мощную «игрушечную» индустрию Запада, наши разработки не выглядят там кустарно или примитивно. В таких хитах, как «Морские легенды», «Противостояние», «Parkan» использованы и последние технические разработки (так, «Parkan» выпускался специально с расчетом на применение процессора Pentium MMX тогда, когда последний только готовился к выходу на рынок), и новейшие трехмерные спецэффекты, и комбинации нескольких игровых жанров, и максимальное приближение игровых ситуаций к реальным, и оригинальные сюжеты.

Думается, можно назвать и еще какие-то сегменты отечественного софтверного рынка, в которых мы либо уже догнали мировое сообщество, либо близки к тому. Здесь, однако, хочется отметить следующее: последние три позиции представляют собой преимущественно коробочные продукты и их без натяжки можно назвать товаром (и никаким не странным, а обычным; хотя, действительно, для продуктов интеллектуальной собственности себестоимость и прочие бухгалтерские параметры рассчитываются несколько иначе, чем для колбасы, но разница, пожалуй, только в этом).

А вот первый сегмент, наиболее хорошо и разнообразно развившийся за эти годы, прошел более длинный путь и уже не вчера, а года 3—4 назад начал превращаться из товара в услугу. И не с фирмы «1С» это началось — она тогда активно продвигала по городам и весям свои коробки с простой и доступной бухгалтерской программой. А вот компании, предлагавшие более сложные комплексные пакеты («Парус») или заказные системы («Таис»?), уже тогда встали на этот путь. И если простейший локальный вариант «1С» до сих пор можно купить в магазине, прочитать инструкцию, а затем инсталлировать программу и начать работать, то ПП «Паруса» — это коробка плюс комплекс услуг (начиная от поставки компьютеров и заканчивая обучением пользователей и дальнейшим сопровождением) из одних рук. И в этом случае именно поставщик услуги, называемой «автоматизация предприятия», целиком отвечает за результат. Здесь сам поставщик будет заинтересован в том, чтобы обеспечить совместимость своих программ с ПО для кассового, штрих-кодового и какого угодно еще оборудования. Да и рыночная активность фирм, поставляющих такие услуги, идет классическим путем — от проработки метода продвижения к экспансии в регионы. Так, «Парус» сегодня обладает сетью региональных отделений (29) и дилеров (127) в городах России и Украины, про обширную франчайзинговую сеть «1С» уже говорилось, хорошо известен в регионах «Интеллект-Сервис» (ПП «БЭСТ»). Появляются на нашем рынке и другие услуги подобного рода — например, ведение бухгалтерского учета для фирм (преимущественно небольших), которое также реализуется с помощью компьютерных систем. Так что налицо и разнообразие предложений и возможность выбора. А что до частой смены версий, то это вина не столько разработчиков, сколько превратностей экономики, так что наш софтверный рынок живет и развивается по обычным рыночным схемам, и здесь мы, слава богу, не «пошли другим путем», разве что движемся чуть более извилисто, но это уже из разряда «особенностей национального переходного периода». «Экономическая комедия» если где и разыгрывается, то отнюдь не в этом секторе рынка.

Что же касается сетевых технологий и их судьбоносности в деле совершенствования ПО, то это будет, наверное, замечательно! Радужная картина, нарисованная автором, манит к себе и обещает много хорошего. В основном, там, за границей. А нам придется долго ждать, пока наши замечательные телекоммуникации будут позволять работать с Сетью на скорости, подходящей для того, чтобы реально обрабатывать информацию on-line с помощью программ, имеющихся в Сети. Пока же наши 14400 (в идеале) позволяют нам пользоваться электронной почтой (за разумные деньги), поискать какие-то нужные нам сведения (если долго искать, то будет уже дорого), а уж работать с ПО, находящимся в Сети, ни стоимость нынешних услуг (а с повременной платой за телефон и подавно), ни надежность линий, ни устойчивость связи, нам, увы!, не позволяют. Дождемся ли? (Но если дождемся все же, то к тому времени денег-то уж, по крайней мере, накопим). Я надеюсь...


Версия для печати (без изображений)