Едва ли не все, кто получил образование в советских институтах, привыкли с определенным высокомерием относиться к обучению, предлагаемому западными фирмами. Мол, настоящих знаний они не дают, в лучшем случае натаскивают, а требуется по-настоящему разбираться в том, как работает та или иная система. До поры до времени и я разделял это мнение и даже высказывал его в своих публикациях. Однако информация, полученная во время прошедшей в середине лета конференции Edge’98, заставила меня серьезно пересмотреть позиции. Что же, если человек никогда не меняет свою точку зрения, значит, он умер. Конференция была организована фирмой Novell для представителей сертифицированных учебных центров этой корпорации из всех стран мира.

Для начала определимся с терминологией. Слово «обучение» имеет в нашем языке слишком широкий смысл. Анлийский в этом смысле куда более точен, у них есть education («образование»), learning (собственно «обучение») и training (русского эквивалента, который не нес бы уничижительного оттенка, нет, - «подготовка» слишком расплывчато, «выучка» принижает, приходится использовать транслитерацию - «тренинг»).

Образование предполагает, что человек получает более или менее глубокие фундаментальные знания, которые позволят ему самостоятельно (быть может, с помощью литературы) разобраться в общих и конкретных проблемах некоторой предметной области. Образование получают в средней и высшей школе, а далее (некоторые) совершенствуют.

Обучение предполагает, что человек обретает некие конкретные знания. Скажем, знание физики работы транзистора - это образование, а устройства интегральных схем разных классов - уже обучение. Обучают преимущественно в высших и средних специальных заведениях.

И наконец, тренинг - это воспитание в обучающемся конкретных навыков, чтобы человек точно знал, как следует поступать в той или иной ситуации, не обязательно понимая, почему следует поступать именно так. Тренингом занимаются специальные курсы.

Разумеется, границы между этими тремя видами подготовки выражены не слишком строго. Скажем, в младших классах школы занимаются преимущественно обучением и даже тренингом (вспомните таблицу умножения или чистописание), а образование дают в средних и старших классах. Аналогично, в институтах образование дают на младших курсах, на старших же занимаются скорее углубленным обучением.

Предельный и отработанный веками случай тренинга - выучка солдат. От солдата не требуется, чтобы он думал, для этого есть офицеры. Солдат же должен с точностью робота исполнять возложенные на него простейшие функции. Как это ни обидно для всех нас, кому довелось побывать в этой роли, такой подход пока вполне оправдан. Задумавшись, солдат может потерять драгоценное в боевой обстановке время. Кроме того, на обучение солдат, не говоря уж об образовании, нет ни времени, ни средств.

Одна из характерных особенностей современного этапа развития информационных технологий состоит в том, что здесь тоже необходимы люди, прошедшие именно тренинг. Полное и глубокое освоение какой-либо операционной системы занимает у хорошего специалиста не менее полугода. Он, конечно, сможет разобраться в любой проблеме и раньше, скажем, через месяц или два. Но в этом случае он даст ответ не сразу, а через день-другой, порывшись в книгах и поэкспериментировав. Но есть ли у современных крупных организаций такое время? Да, кстати, и деньги на содержание в штате нескольких специалистов такого ранга? К тому же полгода составляют более чем ощутимую долю от времени жизни современных операционных систем. Куда проще и дешевле направить менее квалифицированных людей на специализированные курсы, где они за одну-две недели обретут четкие навыки, будут буквально наизусть знать операции, необходимые для выхода из той или иной стандартной критической ситуации. Риторический вопрос: кого предпочтет руководитель, человека, который будет знать систему назубок через полгода и сумеет тогда разрешить 99% возможных проблем, или другого, с вдвое меньшей зарплатой, который решит 80% проблем уже после недельного тренинга?

Компания Novell была в числе первых, кто осознал преимущества такого подхода. Именно поэтому число ее авторизованных учебных центров во всех странах исчисляется многими сотнями. Разумеется, сделано это было отнюдь не в приступе гениального озарения (или, по крайней мере, не только). Установленная в крупной организации информационная система не допускает сколько-нибудь длительных перерывов в работе. Сколь бы квалифицированной и оперативной ни была внешняя служба технической поддержки, обращение к ней и выяснение всех обстоятельств возникшей проблемы займет слишком много времени. Необходимо, чтобы сетевые администраторы обладали четкими навыками по выходу из большинства критических ситуаций, а эти ситуации неизбежны при работе систем такого масштаба. Так что организация разветвленной системы учебных центров - маркетинговая акция, которая была одной из предпосылок популярности операционных систем серии NetWare.

В последнее время наблюдается одно весьма неприятное для Novell явление. Многие организации, под агрессивным маркетинговым давлением Microsoft, мигрируют от NetWare к Windows NT. Случаи обратной миграции пока представляют собой скорее исключение, чем правило. Однако такие случаи есть. Дело в том, что операционные системы Novell по своей организации предусматривают разрешение большинства возникающих проблем без полной остановки системы, на ходу. Поэтому уже известны ситуации, когда в конечном счете крупные компании останавливались на своего рода симбиозе Windows NT и NetWare. Не последнюю роль в этом «маятниковом» процессе играет и наличие в компаниях подготовленных специалистов.

По целому ряду исторических причин в России уровень принятия инициативных решений расположен ниже, нежели в большинстве других стран: люди, которым начальник может сказать: «Думать - не твое дело, твое дело делать, что прикажут» (быть может, в не столь категоричной форме, но с тем же смыслом), у нас традиционно занимали менее высокие ступеньки в организационной иерархии. Увы, и общественно-экономические обстоятельства, и развитие технологии вынуждают нас сближаться с Западом и на этом направлении. Организация учебного бизнеса осложняется многими факторами. В частности, получить официальное удостоверение о том, что ваша организация имеет право заниматься обучением (а такое удостоверение освобождает соответствующие подразделения от НДС), можно только в двух случаях: требуются либо сертификаты от одной или нескольких западных фирм, либо утвержденная в Министерстве образования программа... Понятно, что разрешение первого типа получить много проще - фирмы заинтересованы в развертывании учебных центров, а Министерство... В результате возникает своего рода девальвация образования - выше ценятся не знающие, а умеющие. Экономика диктует. Впрочем, вопрос о том, нуждается ли наше общество в таком количестве высокообразованных людей, какое в нем есть, мы оставим для других изданий. Закончить же хотелось бы на мажорной ноте.

Если в Москве и некоторых других центрах учебный бизнес уже достиг стадии насыщения с достаточно жесткой конкуренцией, то в регионах он еще только развертывается. В то же время крупные организации, где требуются прошедшие тренинг специалисты по информационным технологиям, есть и возникают в самых удаленных от центра городах. Поэтому сейчас организация учебных центров на местах - дело очень и очень перспективное. Примеры этого уже имеются. #


Версия для печати (без изображений)