26 декабря был зафиксирован, наверное, последний в 1997 г. всплеск деловой активности на российском компьютерном рынке: «Белый ветер» и ДВМ образовали концерн «Белый ветер—ДВМ». Несмотря на то что приглашения были разосланы, мягко говоря, поздновато (за что организаторы принесли журналистам свои извинения), ложа прессы выглядела весьма представительно, что говорит о большом интересе к этому событию.

Целью объединения организаторы назвали создание многофункционального производственно-торгового комплекса. Новый концерн образован в соотвествии с механизмом слияния компаний, что сопровождается выпуском новых акций и не предусматривает никаких доплат, сказал бывший президент концерна «Белый ветер» Юрий Дубовицкий. Теперь он является одним из двух сопрезидентов нового концерна и курирует вопросы розничных продаж и корпоративных поставок. Вторым со-президентом, курирующим производство, дистрибуцию и сервис, стал Сергей Шуняев — в прошлом генеральный директор дистрибьюторской компании «ДВМ-Системы». Президент группы компаний ДВМ Евгений Черепов стал председателем совета директоров нового концерна.

Финансово-юридические аспекты сделки, как обычно, не афишировались. Известно только (со слов организаторов), что контрольного пакета акций нет ни у кого, а влияние сопрезидентов в большей степени распространяется на те направления, которые они непосредственно курируют.

Методика оценки, которая, по словам Ю. Дубовицкого, предусматривала серьезный (на уровне «...инвентаризации») аудит и «...объединяла положительные моменты известных на мировом рынке методик», также не была раскрыта. В итоге «распределение долей акций закрепило полученные на этапе оценки компаний результаты». Ю. Дубовицкий считает, что «Белый ветер» очень сильно выиграл от этой сделки. Представители ДВМ были гораздо менее эмоциональны в оценках. Сергей Шуняев лишь отметил, что они приобрели лучшую в стране розницу и порадовался за Ю. Дубовицкого, который «...долго добивался, чтобы слово «концерн» в названии «Белый ветер» наконец обрело какое-то значение».

В настоящее время происходит объединение всех элемен-тов инфраструктуры двух компаний, и основные сложности (кстати говоря, типичные для подобных процессов) лежат в сфере «притирки» корпоративных культур, введения единых стандартов управления, учета и кадровой политики. Использовавшиеся ранее торговые марки продуктов и услуг (в частности, названия магазинов) планируется сохранить. При этом будет осуществляться единая ассортиментная, ценовая и рекламно-маркетинговая политика; правда, в чью сторону произойдут подвижки (а объединившиеся компании во многом существенно отличаются), руководители концерна не уточнили. К сожалению, несмотря на настойчивые вопросы журналистов, не были отчетливо сформулированы и ожидаемые от слияния результаты (в смысле преимуществ на рынке). Возможно, это не входило в планы организаторов — а может быть, пока не все до конца ясно.

Единственное, что трудно отрицать, — это то, что по суммарному капиталу новая компания становится весьма заметной фигурой на рынке, и в случае если выбранная бизнес-модель окажется эффективной, а процесс организационных притирок — не слишком болезненным, количество может перерасти в качество. CRN/RE планирует проанализировать данное событие более обстоятельно в последующих номерах.


Версия для печати (без изображений)