В конце сентября в Москве проходила техническая конференция Novell BrainShare. Специально на ее открытие в Москву приехал вице-президент Novell по Северной Европе, СНГ, Ближнему Востоку и Африке Том Шустер. Предлагаем вам эксклюзивное интервью, которое г-н Шустер дал корреспонденту CRN/RE Алексею Перегудову.

CRN/RE: Московское представительство Novell утверждает, что оборот компании в России составляет один процент от мирового оборота Novell. Как вы считаете, это нормально для России или она способна занять более высокое место?

Т.Ш.: В настоящий момент это нормально, но в будущем хотелось бы больше. Наш рынок в России прирастал на 100% ежегодно, но полтора года назад рост приостановился. Это было связано с выборами и последующей болезнью Президента РФ г-на Ельцина. Сейчас мы надеемся, что темпы роста вернутся к достигнутым ранее.

Но есть и еще одна проблема — нелегальное использование наших продуктов, и сейчас многие (причем довольно крупные) организации обращаются с просьбами легализовать имеющееся у них ПО.

Поэтому 1%-ная доля России — это в денежном выражении, а если говорить о пользовательских лицензиях, которые поставляются в Россию, цифра больше.

CRN/RE: Если вернуться к нелегальному рынку, то хотелось бы знать, планирует ли Novell проведение акций против пиратов в России, как это делает, например, Microsoft?

Т.Ш.: С нашей точки зрения в России не все нелегальные пользователи того или иного ПО являются преступниками. Среди нелегальных пользователей большое количество организаций, в том числе и государственных. И мы не хотим доводить их до банкротства, так как понимаем, что у них сейчас нет средств и поэтому Novell старается найти другие варианты.

CRN/RE: Означает ли это, что Novell вводит в России специальные цены?

Т.Ш.: В каждом случае — по-разному. Но в общем можно сказать, что иногда возможно и использование специальных цен. Например, к нам приходит реселлер и говорит, что некая организация, имеющая столько-то легального и столько-то нелегального ПО, хочет перейти на новую версию. В таком случае мы даем согласие на то, чтобы обновление нелегального продукта (или его части) шло по ценам легального.

При этом мы не пытаемся взыскать штрафные санкции, но если мы «поймаем» реселлера, продающего пиратские копии, то постараемся наложить на него максимально возможные штрафы.

CRN/RE: Сейчас основной объем продаж Novell на российском рынке приходится на NetWare. Каков прогноз компании на ближайшее время?

Т.Ш.: Мы только что объявили о начале поставок адаптированной версии GroupWise 5.1. И уже появились серьезные партнеры по этому продукту. Вот почему мы активно развиваем это направление. Другое направление — управление сетями и соответственно другой наш продукт ManageWise, продажи которого растут очень резко — оборот по нему удвоился. Кроме того, ManageWise «подтягивает» за собой ПО, которое с ним работает. Также мы ожидаем рост оборота по продуктам, связанным с Интернет-технологиями. И продажи этого ПО должны подстегнуть продажи InternetWare.

CRN/RE: Было объявлено о том, что в России открывается лаборатория по тестированию продукции местных изготовителей компьютеров. Как до этого складывались отношения Novell с российскими фирмами и планируются ли ОЕМ-соглашения с российскими производителями серверов?

Т.Ш.: Безусловно, мы сотрудничали с российскими компаниями, и надо отметить, что в России доля компьютеров местной сборки значительно выше, чем в других странах. И именно этим обусловлено открытие нашей лаборатории. Подобных лабораторий всего несколько в мире. Доля российских ОЕМ-партнеров Novell на рынке очень быстро растет, и наши планы по развитию этого рынка уже перевыполнены в два раза. Здесь очень важны продукты Novell, направленные на рынок малого бизнеса.

Сейчас наши ОЕМ-партнеры — компании «Вист», R-Style, Kraftway и другие крупные компании.

CRN/RE: После прихода Эрика Шмидта компания в большей степени стала ориентироваться на Java-технологию. Какие еще перемены произошли в Novell?

Т.Ш.: Java — это только часть того, что мы называем Интернетом. Что касается Эрика Шмидта, то он пытается повернуть компанию в направлении Интернета и приложил много усилий, чтобы наш продукт Border Manager вышел в кратчайшие сроки.

Когда г-н Шмидт пришел в Novell, он сказал, что стратегия компании верна и ему нечего менять. Единственное, что надо было сделать — повернуть технологии в сторону открытых стандартов. Поэтому он взял на работу Криса Стоуна из группы объектно-ориентированных технологий. Одной из его задач было добиться единства в группе, определяющей стандарты Novell. В то же время ему необходимо было добиться, чтобы группы, разрабатывающие технологии NDS и Border Manager, достигли единства.

Еще одно направление, которому Эрик Шмидт уделяет большое внимание, — электронная доставка ПО. Здесь необходимо строить продукт так, чтобы его можно было доставлять в электронном виде. Шмидт прекрасно действует на этом рынке и его уважают и банкиры и биржевики. И наша ситуация похожа на российскую: когда президент в порядке, то экономика идет на подъем. Одна из прежних проблем Novell в том, что не было такого сильного лидера.

CRN/RE: Если Microsoft предложит свой браузер, превосходящий по возможностям продукцию конкурента, будет ли он включен в состав продуктов Novell?

Т.Ш.: Скорей всего нет. Одна из причин — те условия, которые предлагает Microsoft своим ОЕМ-партнерам. Дело в том, что, независимо от того, продается или не продается продукт, Microsoft требует, чтобы ей платили деньги. Нам все равно, какой продукт будет использоваться для выхода в Интернет, а Netscape контролирует сейчас около 70% рынка браузеров.

CRN/RE: И последний, традиционный вопрос. Вам понравилась Россия?

Т.Ш.: Я видел много стран в Европе и Африке, но Россия мне понравилась больше всего. И что крайне приятно — уровень подготовленности людей гораздо выше, чем в других странах. Их техническая грамотность вызывает уважение. С другой стороны, руководители российских дистрибьюторских компаний не только хорошие бизнесмены, но и отлично разбираются в технологиях, что большая редкость для других стран.


Версия для печати (без изображений)