В связи с развитием новой формы торговли, построенной на электронном обмене данными, правовые аспекты в этой сфере будут приобретать все большее значение. По оценкам экспертов Всемирной торговой организации (ВТО) к 2000 г. оборот электронной торговли в США должен составить 300 млрд. долл. Прогноз заставляет такие авторитетные международные организации, как ООН и ВТО, изучать феномен электронной торговли с тем, чтобы выявить возникающие проблемы и найти пути их решения. По мнению Комиссии ООН по праву международной торговли (ЮНСИТРАЛ), некоторые из таких проблем целесообразнее решать путем разработки законодательных положений как на международном уровне, так и на национальном.

В 1996 г. ООН был принят Типовой закон ЮНСИТРАЛ об электронной торговле, сфера действия которого распространяется на любую информацию, представленную в цифровом либо аналоговом виде и используемую в торговой деятельности. Закон призван регулировать договорные и недоговорные отношения, связанные с осуществлением следующих сделок (но не ограничиваясь ими): любые торговые сделки о поставке товаров или услуг или обмене товарами или услугами; дистрибьюторские соглашения; торговое представительство и агентские отношения; факторинг; лизинг; консалтинг; инжиниринг; купля-продажа лицензий; инвестирование и финансирование; банковские услуги; страхование; соглашение об эксплуатации и концессии; совместная деятельность и другие формы промышленного или предпринимательского сотрудничества; перевозка товаров и пассажиров воздушным, железнодорожным и автомобильном транспортом.

Закон состоит из двух частей. Первая часть посвящена электронной торговле в целом. Здесь описан общий подход к правовому регулированию отношений, возникающих при осуществлении торговой деятельности с помощью электронных, оптических и аналогичных средств. Основная идея, заложенная в данном Законе, заключается в том, что информация не должна признаваться не имеющей юридической силы, недействительной или не имеющей исковой силы лишь на том основании, что она представлена в цифровом или аналоговом виде. Это означает, что сделка не может быть признана недействительной только из-за того, что она была оформлена посредством электронного обмена данными.

Закон предъявляет определенные требования к форме представления данных, рассматриваемых как сообщение при совершении сделки, а именно содержащаяся в нем информация должна быть доступной для последующего использования, а также для подписи, которой поставившее ее лицо подтверждает свое согласие с содержанием документа - при осуществлении электронной цифровой подписи должен быть применен метод, позволяющий однозначно идентифицировать лицо, поставившее подпись, и сделать заключение, что это лицо согласно с содержанием документа. Закон устанавливает, что информация считается представленной в подлинном виде, если имеются надежные доказательства ее целостности с момента подготовки документа в окончательной форме, и при условии, что по требованию эта информация может быть продемонстрирована лицу, которому она должна быть предоставлена.

В соответствии с Законом представленная в виде сообщений информация, подготовленная, хранимая или передаваемая с помощью электронных, оптических или аналогичных средств, должна считаться доказательством в споре. При оценке доказательной силы такого сообщения следует учитывать надежность способа, с помощью которого подготавливалось, хранилось или передавалось это сообщение, а также способа, обеспечивающего целостность сообщения и идентификацию подписи лица, согласного с текстом сообщения.

Сообщение считается надлежащим образом сохраненным, если выполнены следующие условия: содержащаяся в нем информация доступна для последующего использования, сообщение сохраняется в формате, в котором оно было подготовлено, отправлено или получено, либо в формате, однозначно соответствующем тому, в котором сообщение было подготовлено, отправлено или получено. Необходимо хранить информацию, позволяющую установить происхождение сообщения и его получателя, а также дату и время его отправления и получения. Причем подобное хранение информации может осуществляться третьим лицом, специализирующимся на оказании подобных услуг.

Сообщение, содержащее определенную информацию, признается сообщением, отправленным составителем, если оно было отправлено им самим, либо уполномоченным лицом, либо в автоматическом режиме ИС, запрограммированной составителем или его представителем. При этом адресат вправе считать, что сообщение является сообщением составителя, и действовать исходя из этого, если для определения принадлежности сообщения составителю адресат надлежащим образом применил соответствующую процедуру, предварительно согласованную с составителем, и при условии, что составитель предоставил адресату доступ к методу, используемому им для идентификации сообщений как собственных.

Закон следующим образом регламентирует процедуру определения времени и места отправления и получения сообщений. Если составитель и адресат не договорились об ином, временем отправления сообщения считается момент, когда оно поступает в ИС, находящуюся вне контроля составителя или уполномоченного лица. Время получения сообщения в случае, если адресат указал конкретную ИС, предназначенную для получения им сообщений, определяется как время поступления сообщения в эту систему. Если сообщение направляется в ИС адресата, не указанную им как предназначенную для получения подобных сообщений, то - как время, когда сообщение извлекается адресатом из системы. Если же адресат не указал определенную ИС, временем получения сообщения считается время, когда оно поступает в какую-либо информационную систему адресата.

Если составитель и адресат не договорились об ином, сообщение считается отправленным в месте нахождения коммерческого предприятия составителя и считается полученным в месте нахождения коммерческого предприятия адресата. В случае отсутствия коммерческого предприятия у составителя или адресата таким местом считается место жительства соответственно составителя или адресата.

Вторая часть типового закона посвящена электронному обмену данными при оказании транспортных услуг, а именно договорам, связанным с перевозкой грузов, и транспортным документам.

Рассмотренный выше Закон применяется при осуществлении с помощью электронного обмена данными международных сделок при условии, что стороны договорились о его применении. На территории России данный Закон не действует, однако принятые в нем положения могут быть учтены при составлении соответствующих договоров. С этой точки зрения данный Закон представляет интерес.

В российском законодательстве в настоящее время отсутствуют правовые нормы, подробно регулирующие отношения, касающиеся электронной торговли. При этом отечественное законодательство допускает возможность заключения сделок путем электронного обмена данными. Так, в п. 2 ст. 434 Гражданского Кодекса (ГК) РФ записано, что договор может быть заключен путем обмена документами посредством «...телеграфной, телетайпной, телефонной, электронной или иной связи, позволяющей достоверно установить, что документ исходит от стороны по договору», а в п. 2 ст. 160 ГК РФ указано, что использование при совершении сделок электронной цифровой подписи «допускается в случаях и в порядке, предусмотренных законом, иными правовыми актами или соглашением сторон». Определение понятия «электронная цифровая подпись» с точки зрения права дается в Законе РФ «Об информации, информатизации и защите информации». Таким образом, российское законодательство (указанные выше статьи ГК РФ и Закон РФ «Об информации, информатизации и защите информации») учитывает наблюдающуюся во всем мире тенденцию к расширению электронной торговли. Следует отметить, что имеющаяся правовая база недостаточна для решения конкретных проблем, возникающих, например, при использовании электронной цифровой подписи или в связи с деятельностью посредников, организующих электронную связь между продавцом, покупателем и банком. Нехватка соответствующих правовых норм может быть компенсирована грамотным составлением договора между сторонами. Однако это не самый лучший выход из положения, поэтому в настоящее время готовится законопроект «Об электронном документообороте», который будет регулировать отношения, связанные с созданием и использованием электронных документов.

В ожидании закона об электронном документообороте Центральный банк России, организация наиболее заинтересованная в развитии безбумажных технологий, 12 марта 1998 г. принял временное Положение «О правилах обмена электронными документами между Банком России, кредитными организациями (филиалами) и другими клиентами Банка России при осуществлении расчетов через расчетную сеть Банка России». Это Положение дает определение участников системы электронного документооборота, электронной цифровой подписи, электронных документов, понятия подлинности электронного документа, а также устанавливает порядок оформления, хранения и подтверждения подлинности электронного документа.

Специфика электронной торговли заключается в том, что с помощью современных ИС можно не только заключать сделки путем электронного обмена данными, но и передавать от продавца к покупателю непосредственно сам товар (программы для ЭВМ, информацию и т.п.), представленный в цифровом или аналоговом виде. При этом в отличие от случая, когда товаром является вещь, которая может быть передана покупателю под расписку, возникают проблемы с доказательством факта получения товара покупателем. Это увеличивает степень риска для банка, так как платеж может быть легко опротестован. Поэтому должны быть разработаны правовые нормы, учитывающие технологические особенности электронного обмена данными и регламентирующие процедуры отправления, передачи и получения подобных товаров. Причем такие нормы должны быть разработаны на законодательном уровне. Эксперты ВТО в своем докладе, посвященном электронной торговле, отметили, что торговля вещами через Интернет вполне подпадает под действие существующих законов, в то время как торговля через Интернет товарами, представленными в цифровом виде, порождает вопросы, ответы на которые еще следует найти. Это замечание справедливо и для России.

Множество вопросов возникает из-за того, что правовая охрана объектов интеллектуальной собственности носит территориальный характер, а магазины, размещенные в Сети, предлагают свои товары по всему миру. При этом на территории отдельных государств могут нарушаться права владельцев товарных знаков и патентов. Например, в электронном магазине, зарегистрированном в качестве юридического лица на территории какой-либо зарубежной страны, предлагаются к продаже товары, маркированные товарным знаком, права на который принадлежат на территории России другому лицу. В соответствии с законом подобные действия являются нарушением, однако в данной ситуации пресечь их практически невозможно. Трудно ответить на вопрос: кто является нарушителем? Владелец магазина или посредник, обеспечивающий связь. При этом как первый, так и второй могут находиться за пределами России, где их действия не считаются нарушением.

Возникают, например, конфликтные ситуации при регистрации доменных имен, когда владелец электронного магазина в качестве своего доменного имени хочет зарегистрировать название магазина, являющееся его товарным знаком, и выясняется, что он не может это сделать, так как подобное название уже зарегистрировано как доменное имя другим лицом. При этом регистрируются обычно хорошо известные и разрекламированные товарные знаки. Бороться с таким видом пиратства с помощью действующего российского законодательства невозможно. Подобные проблемы, как и многие другие, связанные с технологическими особенностями электронного обмена данными, должны решаться одновременно на международном и национальных уровнях.

Инна Носова - кандидат юридических наук, независимый эксперт.


Версия для печати (без изображений)